Об истине, истории и разведке

Об истине, истории и разведке — IV

Методы/˚ Наука и принципы

Беседы с историком Борисом Володарским о подходе к анализу достоверности информации и поиску истины в истории и разведке.

Часть IV. О предвзятости и непредвзятости

Борис, мы говорили о значении первичных источников для установления исторической правды. А насколько при анализе документов вы учитываете внутренний мир человека? Например, в отчёте сухо отмечено, что два человека встретились в ресторане, поговорили, выпили по бокалу вина. Важно ли, какие между ними были отношения, и как они повлияли на цепочку событий?

Все ситуации конкретны. Назовите мне имена собеседников, место и дату их встречи, и я, возможно, смогу что-нибудь сказать.

Мой вопрос больше принципиальный: учитывает ли история особенности внутреннего мира человека, межличностные отношения и насколько?

Каждый конкретный случай надо разбирать отдельно. Кто-то старается фиксировать только факты вне зависимости от того, как он относится к некоему лицу или явлению. А кто-то преследует определённые цели, давая предвзятые оценки. Например, в своё время в противовес тому, что делали страны Варшавского договора, ЦРУ организовало так называемый Конгресс за свободу культуры — всемирную организацию, поддерживающую диссидентствующих писателей, журналистов, радиостанции, газеты, издательства. Апологетом движения был уже упомянутый мною Роберт Конквест. Вся информация, которую он публиковал, была предвзятой.

Предвзятость исследователя — это проблема. Как вы решаете её, работая с материалами других учёных?

Быть непредвзятыми могут только очень талантливые люди, потому что могут себе позволить быть независимыми. Я уже говорил об английском учёном Кристофере Эндрю, основателе истории разведки как науки. Он исключительно талантлив, и его работы тем и ценны.

И вы всегда полагаетесь на достоверность его материалов?

Скажем так: если мне нужно перепроверить факт, то, в первую очередь, я использую его работы как наиболее надёжные. Если у него на нужную мне тему сведений нет, то ищу другие источники. Как правило, я либо лично знаком, либо состою в переписке с теми, кто занимается моей областью истории. Но таких учёных, кому можно полностью доверять, немного. Например, из 70 тысяч книг о гражданской войне в Испании — тема моей докторской диссертации — всего три автора, к которым у меня абсолютное доверие: Пол Престон, Хелен Грэхем и Анхел Виньяс.

А когда вы пишете про российскую разведку, как вы работаете?

Я читаю практически всё, что выходит в России на эту тему, и вижу, насколько все книги предвзяты, но другого и быть не может. На кого-то из западных авторов тоже сильно влияют россияне, как на Найджела Уэста, например, который написал свою главную работу в соавторстве с Олегом Царёвым, полковником КГБ. Кто-то просто недалёкий или ленивый, не умеет сопоставлять факты, анализировать или не любит глубоко копать.

Моя следующая книга будет называться «Между Сталиным и Франко». Работа только над одной главой о спецслужбах во время гражданской войны в Испании потребовала изучения около 40 книг на немецком, испанском, итальянском языках в различных библиотеках, плюс несчётное число журнальных и газетных публикаций. Глава размером в 42 страницы. Это к вопросу об объёме анализируемой информации.

Давайте возьмём более современное нам «дело Скрипалей», в расследовании которого вы принимали участие. В этой истории задействованы отец и дочь. Учитывало ли следствие в какой-либо степени их взаимоотношения, психологические портреты? Или психотипы тех двух россиян, которые официально проходят как исполнители отравления? После их знаменитого интервью на RT зрители возмущались: «Просто бред какой-то, русские совсем обнаглели». Что это вообще было?

А мне интервью понравилось (смеётся). Зрители просто разочаровались. Они ожидали увидеть героических разведчиков, а парни этот миф категорически развеяли, убедив всех в том, что они обычные туристы, поехали в Лондон отдохнуть. Я не верю, что какой-то Bellingcat установил их имена, принадлежность к ГРУ и так далее. Но ребята безусловно связаны с разведкой и безусловно являлись участниками операции. Понятно и то, что они не травили Скрипалей, так как совершенно невозможно это сделать тем способом, который муссируется прессой. Я думаю, что они были отвлекающим манёвром, и свою роль двух простых и туповатых хлопцев исполнили с блеском.

«Нее, ну, что вы… Мы ж поехали в Солсбери на башню посмотреть. Башня-то знаменитая, 123 метра, представляете? Такой шпиль!» Я с большим удовольствием просмотрел интервью несколько раз. Они абсолютно классно работают, настолько совершенно, что все поверили, что они и в самом деле какие-то долдоны. Обыватель думает, что разведчик — он как Штирлиц, красивый, в костюмчике, модно подстриженный, говорит твёрдым голосом что-то патриотичное типа: «Да, мы уничтожили врагов России, этих предателей Родины». Или наоборот: «Нет, нам не нужна слава! Мы скромно делаем своё дело».

А факты таковы: они прилетели рейсом Аэрофлота, засветились на всех видеокамерах, прошлись по Солсбери, тыча носом в каждую витрину, снова позируя перед каждой встречной камерой, причём, на всякий случай съездили в Солсбери дважды. Первый раз побродили там часик. Второй раз полтора часика, даже немножко прошлись в направлении дома Скрипаля и вернулись в Москву вечером того же дня рейсом Аэрофлота. Представить себе, что это могли быть российские спецслужбы, которые бы так грязно работали, трудно. У них столетняя история за спиной. Я имею в виду бывший КГБ и его варианты. Двести лет исполнилось российской военной разведке. Конечно, это были «показательные выступления». А в финале ещё и концерт по ТВ. 

То есть они просто развели публику?

Всех. И Радио Свобода, и ведущие западные СМИ подали тему так, как хотели российские спецслужбы. Да ещё и эта глупость с Bellingcat, который ни до, ни после нигде не появлялся — «расследовательская контора», которая на основании «открытых материалов интернета» сделала сенсационные выводы. И все клюнули.

Хорошо, СМИ клюнули. А почему английские спецслужбы приняли эту версию?

Думаю, английская контрразведка достаточно хорошо осведомлена. Но поскольку от правительства пошло совершенно чёткое указание дело замять, то MI-5 просто молчит. Для них очевидно, что российские спецслужбы провели профессиональную операцию, поэтому на вопрос как, когда и кто именно это сделал, сегодня ответ искать бесполезно.

Вот и включилась психология! Могла бы она здесь помочь с поиском правды?

Никак. Мы даже не знаем, жив ли Скрипаль на самом деле.

Я психологию по мере возможности стараюсь учитывать. В книге я пишу об одном известном человеке, героический образ которого высечен на английском граните. Мы хорошо знакомы лично, и его психологический портрет даёт мне все основания считать, что это колосс на глиняных ногах.

Можете рассказать подробности?

Нет, пускай сначала выйдет книга.

Кстати, психология иногда подводит. Например, в начале тридцатых годов был такой перебежчик из ОГПУ, известный как Георгий Агабеков, настоящее имя — Григорий Арутюнов. На основании личных впечатлений, англичане полагали, что истинный мотив побега был не в том, что он был разочарован в сталинском режиме, как он это заявлял, а в том, что он просто влюбился в англичанку и захотел с нею уехать. Агабеков написал две книги, но ему так и не стали доверять, и исходящая от него важнейшая информация не была принята в расчёт. На самом деле сегодня, сопоставляя факты, можно смело сказать, что вся она была правдива.

Есть такое правило, что во время дебрифинга (допроса), перебежчик должен сообщать только факты — никаких умозаключений или выводов, никакого своего отношения.  Например, знаменитый писатель Виктор Суворов, он же дефектор ГРУ Владимир Резун, рассказывал мне, как во время дебрифинга высказывал своё мнение, и как негативно это воспринималось англичанами.

Окончание следует.

Просмотры (157)

1 Комментарий

Добавить комментарий

Ваш email адрес опубликован не будет.

*

Последние публикации в сфере Методы

Подняться вверх