Об истине, истории и разведке

Об истине, истории и разведке — III

Методы/˚ Наука и принципы

Беседы с историком Борисом Володарским о подходе к анализу достоверности информации и поиску истины в истории и разведке.

Часть III. О субъективном опыте

Борис, мы говорили о работе с архивными материалами и о различиях в их интерпретации разными авторами. Получается, что позиция историка всегда субъективна?

Да. Всё, что касается истории, субъективно, потому что даже показания очевидцев не во всём совпадают.

Возможно, имеет смысл изучать только историю какой-то нашей ветки или линии, не важно сейчас, берём ли мы её по кровному родству или убеждению. То есть в принципе нельзя написать объективную историю рода человеческого… 

Объективного в отношениях людей не существует. Равно также вы не можете изучать историю на основании, как вы предлагаете, древнего камня или артефакта. Чтобы начать заниматься этим камнем или артефактом, исследователь должен от кого-то о нём узнать, где-то прочесть.

А как я могу доверять тому, что прочту?

Вуаля! То, что вы прочтёте, написано кем-то…

Вот мы и ищем альтернативные пути, не полагаясь на сомнительные источники, которые предлагается проверять подобными им же.

Нет альтернативных путей! Ну, давайте сейчас начнём изучать вместе с вами японские иероглифы. Будем смотреть на них два часа подряд, и что узнаем? То, что написано у вас в статье про изучение истории методом озарения — это, к сожалению, не работает.

Протестую! Мы вот так дословно про озарение не говорили, мы говорили о рациональном методе познания, основанном на знании универсальных принципов построения систем и принципе их фрактальности, а также об иррациональном методе — прямом опыте восприятия объектов и явлений, вплоть до восприятия тонких нематериальных вещей через медитативные практики. И ещё о том, что нужно применять оба эти подхода и обоюдно перепроверять их.

Давайте вернёмся к тому, как вы пытаетесь устанавливать истину. Вы изучаете много документов, потом смотрите их интерпретацию у одного историка — совпадает с вашей, потом ещё у кого-то — тоже совпадает. И таким образом определяете подлинность факта?

Совершенно верно.

Хорошо, а теперь обратимся к субъективному опыту человека, который способен воспринимать явления непосредственно. Мы говорим о тонком восприятии некой информации, которую можно «считывать» с древнего предмета, например, с топорика, которому 500 лет и которым реально убивали. Далее сравниваются результаты, независимо полученные от людей с проверенными способностями к такому восприятию. И если видно, что они пришли к одному и тому же выводу…

Хотел бы я посмотреть, как вы в венской сокровищнице с помощью медитации оцените копьё, которое убило Христа, установите, на самом ли деле оно именно то, которым прокололи Христу сердце. Так утверждают эксперты. И вот такой тонко чувствующий человек, как вы, утверждает обратное. Но вы не сможете проверить своё сомнение, потому что для того, чтобы это сделать, нужно провести спектральный анализ, тональный анализ, ещё что-то… Невозможно всем этим заниматься на каждом отдельном предмете.

Борис, вы попали в самую точку! Копьё Судьбы — само по себе очень интересная тема. И, кстати, Тревор Равенскрофт, человек, который всю жизнь занимался изучением Копья Судьбы, пользовался как раз медитативными техниками исследований. В ходе судебного разбирательства по факту нарушения его авторских прав, которое он, кстати сказать, выиграл, британским судом были приняты его аргументы о возможности изучения истории через медитацию.

Итак, идём в сокровищницу. Шансов определить техническими методами, что это именно то самое копьё, у нас нет. Остаётся наша способность к тонкому восприятию. Я действительно ходила туда с ещё одним человеком. И моё очень субъективное восприятие и независимое от меня субъективное восприятие моего спутника совпали: тот предмет, который лежит в витрине сокровищницы — что-то не древнее, пустое.

Люди из вашего окружения, те, кто вам доверяет, подтвердят, что они чувствуют так же. А то, что вами установлено, что копьё фальшивое, не расскажет человечеству его историю.

Да, в данном случае остаётся неизвестным, что там на самом деле произошло, и существует ли подлинное копьё. Но и ощущения, что передо мной не исторический предмет, уже достаточно для определённых выводов. Если при этом наши восприятия совпадают, это означает, что для нас всех это одна проживаемая нами субъективная реальность.

Как primary sources могут не сказать правду, так и ваши ощущения могут обмануть. В этом смысле позиции равны.

Не согласна. Primary sources человек «проживать» не может, а собственные ощущения он проживает. Им либо доверяешь, либо нет. Я доверяю. Если у меня болит голова, то мне всё равно, если врач утверждает, что у меня всё в порядке. Я знаю, что она болит.

Отлично, но какое отношение к истории это имеет?

Мы хотим предложить наш подход к изучению истории как дополнение к работе в архивах…

Кроме того, что действительно волнует, так это отсутствие единой основы, единых принципов поиска истины, объединяющих все науки. Над этим мы тоже работаем.

Но даже две исторические темы «пирамида Хеопса» и «история двадцатого века» требуют разного подхода.

А жаль. Противоречий быть не должно. Что если, например, кто-то нашёл артефакты, объяснить явление которых с помощью существующей на сегодня науки не получается?

Приведите конкретный пример.

Хорошо. Мы были в Индии в библиотеках, где на пальмовых листьях хранятся записи наших судеб, сами держали в руках эти листья, они достаточно старые. Можно отмахнуться от этого факта, сказать, что всё — полный обман, что пандиты сотрудничают с индийскими спецслужбами или загипнотизировали нас. Но тогда дискуссии не получится. Давайте рассмотрим вариант, что их нельзя сразу смести со стола и стоит подвергнуть анализу.

Для начала, они не археологические артефакты.

Но в данном случае это интересно нам как пример необычного явления, которое не может объяснить наука. На листьях записаны судьбы тех, кто доберётся в хранилище, и эта информация перепроверяема и правдива. Как вы объясните?

Возможно, ваш пандит считывает всё с человека, а не с листа.

Каким образом?

Обладает способностями.

То есть, мы всё равно приходим к тому, что существуют некие способности, которые дают возможность считывать нематериальную информацию. Значит, так же можно получать и достоверную историческую информацию.

Да, но только на уровне отдельного индивидуума. Считываются сигналы мозга и затем интерпретируются. Мозг, как известно, излучает разные поля. А топорик нет. Поэтому с мозга можно считывать информацию, а с палки или топорика нельзя.

По-Вашему получается, что «считать историю» возможно, но только с конкретного человека. Человек умер — и всё, читать больше не с кого?

С момента, когда мозг перестал работать, вряд ли.

В результате, мы обречены на изучение архивов и периодическое переписывание истории, так как ни на что не можем полагаться окончательно.

Да. При этом постоянно будут возникать разные интерпретации. Вот Сталин недавно умер, в двадцатом веке, а сколько интерпретаций. И толком мы о нём так ничего и не знаем.

А вас не беспокоит такое положение дел? Нас беспокоит. Вы можете считать нас дилетантами, но нам интересно сформулировать другой подход. В продолжение разговора хотела бы обратиться к психологическим аспектам в оценке исторических событий.

Продолжение следует.

Иллюстрация: Копьё в Хофбурге, г. Вена, один из претендентов на титул Копья Лонгина — так называемого Копья Судьбы, из архивов автора

Просмотры (210)

3 Комментариев

  1. Мария, благодарю — ваш диалог захватывает и держит в напряжении, хочется узнать, чем же все это закончилось!

  2. Мария! Супер интервью🙏 Согласна со Свитаной🌻
    Прочитала на одном дыхании⚡
    интересно, чем закончится диалог.

Добавить комментарий

Ваш email адрес опубликован не будет.

*

Последние публикации в сфере Методы

Подняться вверх