Вихри жизненных изменений

Вихри жизненных изменений

Знания/˚ Путешествия

Беседа Марии Титце с Олегом Бокачёвым, основателем и руководителем Центра экспертных решений DhanuR.

В наших прошлых публикациях мы уже обращались к теме индийских библиотек на пальмовых листьях — хранилищах древних текстов, среди которых есть и те, что специализируются на описаниях индивидуальных судеб людей, которым суждено обратиться туда и спросить о своей судьбе и предназначении. Как правильно воспринимать это явление? В каком ключе лучше трактовать опыт их посещения и передавать его дальше?

До наших дней дошли разные остатки древней культуры или знания. Мы не знаем точно, что это, но несомненно это что-то древнее, что зачем-то сохранялось в традиции. Поэтому должен быть конкретный смысл в том, для чего хранят этот остаток культуры.

В Индии, и не только там, до сих пор сохраняют церемонии подношений богам, и в этом есть некая Сила. Пока зритель не знает, какая это Сила, он может думать, что люди занимаются ерундой — механически совершают определённые действия, а Бога потеряли. Однако, в Индии есть очень сильные места поклонения, там явно что-то происходит, в момент службы ощущаются очень мощные потоки, хотя люди делают всё механически, не проявляя особой духовности: обыватели формально приносят пожертвования, и у пандита тоже нет особой концентрации, нет экстаза, он просто машет цветочками, льёт воду, поджигает благовония, одновременно разговаривает по мобильному, а поток ощущается существенный. И тогда можно почувствовать, что какая-то функциональность в этом должна быть.

Так же и с древними книгами, которые стали просто текстами. Ты читаешь и не находишь ничего практичного, даже Ригведу читаешь и не понимаешь, в чём смысл. Есть обращение к разным силам, но максимум это осталось просто культурным памятником, даже заклинанием эту книгу не назовёшь, и тем не менее эти тексты сохраняют и используют в церемониях.

Аналогично и с пальмовыми листьями — какое-то функциональное значение они должны иметь.

В них должен быть более глубокий смысл, нежели простое удовлетворение обывательского любопытства…

Почему-то для всех этих памятников древней культуры характерно то, что мы не понимаем их функциональное предназначение — зачем их сохранять. Основное, с чем мы сталкиваемся при контакте с этими явлениями, то, что они кажутся менее практичными по сравнению с современной наукой, также как, например, Джётиш в сравнении с западной астрологией, или нумерология в сравнении с математикой. Хотя и Джётиш, и нумерология — первоисточники по отношению к западным наукам.

Если мы посмотрим на эти вещи немного с другой стороны, как на два столпа или две ноги, на которые опирается человек, то обнаружим, что в то время, как одна нога очевидна для всех, другая неочевидна и как бы противопоставлена первой.

Современная наука опирается на официальные статистические данные, и всем всё кажется понятным. Если же мы передаём что-нибудь из науки, которую познаём на опыте ощущений, то люди спрашивают: «Где вы это прочитали, откуда вы это взяли? Нигде? Тогда о чём с вами говорить…» Если мы следуем нашему каналу знания, проживаемого на опыте, мы вдруг обнаруживаем функциональность Джётиша, его полезность, его принципы — почему и как он устроен, а наука статистическая воспринимается как пустая.

Это два разных канала. В отличие от официальной науки, мы претендуем на то, что могли бы прочитать функциональность этих древних остатков — для чего они в действительности были предназначены. Для этого нам необходимо контактировать с ними, знакомиться и изучать. Потом мы найдём им место в восстановленной науке, а, может быть, и сами напишем свои листья.

И по какому принципу мы бы писали эти листья?

Когда мы анализируем типажи людей для сегментации потребителей или для разработки тестов и личностного консультирования, фактически мы применяем тот же подход. Если мы нашли правильный подход к тому, как определить типаж человека, то в принципе нам автоматически становятся понятны его отношения в личной жизни, мы можем знать даже имена, которые он предпочитает, как он будет называть своих детей. Требуется лишь дойти до такого уровня систематизации, чтобы мы могли понять соответствующие закономерности.

В случае с пальмовыми листьями мы имеем дело с неким столь высоким уровнем систематизации, что даже те остатки знания, что дошли до наших дней, очень точны, вплоть до имени человека и имён его близких. И если мы полагаем, что речь идёт не о личном листе, а о листе, который будет подходить кому-то ещё с таким же типажом, это означает, что будут люди-двойники с такой же судьбой, с такими же именами, родителями, рождённые в один и тот же день?

Какие-то различия будут, но это будет один типаж, и так как совпадений будет очень много, то на остальное, что не совпадает, просто не обращают внимания. В тенденции я с этим уже сталкивался, и это действительно работает.

Что значит «в тенденции»?

Это явление существования двойников. Когда ты чувствуешь в другом человеке тенденцию какого-то своего знакомого, то начинаешь узнавать подробности, и оказывается, что у них не только одна и та же манера, внешность, но и члены семьи, и собака — всё одинаковое.

Да, если уж в своей жизни, в своём ограниченном кругу общения, можно встретить двойников, то тем более такие двойники будут существовать в более глобальном масштабе.

Да, непременно. При этом даже не факт, что мы не связаны с этими двойниками…

По большому счёту, думаю, можно утверждать, что факт в том, что мы все связаны…

Факт в том, что мы можем быть связаны, но механику этого мы пока не знаем. Некоторые люди имеют опыт того, что они живут одновременно в нескольких реальностях: человека выбивает из одной реальности, он попадает в другую, там он — другой, с другой женой, работой… Такие свидетельства есть.

И всё-таки, есть ли предположение о том, зачем нужно было создавать эти библиотеки? Простое объяснение, что когда-нибудь придут люди и узнают о своей судьбе, чтобы жилось проще и уверенней, — какое-то слишком обывательское. В этом явлении должен быть какой-то более высокий смысл.

Смысл вообще может быть нам непонятен. Но смысла достаточно уже в том, чтобы привлекать или хранить определённые силы. Жизнь — очень ёмкая штука. Мощи Ленина тоже зачем-то хранят, в этом не может не быть смысла. Или когда чертят какие-то знаки и затем всё время их обновляют. Зачем? Чтобы что-то удерживать.

Чтобы это что-то не исчезло из этого мира…

Да, чтобы что-то не исчезло из этого мира. Чтобы не ушла какая-то Сила.

Чтобы даже когда её останется совсем мало, это будет зерно, из которого в нужное время что-то снова могло развернуться в большем объёме.

Или чтобы однажды какое-то существо обнаружило свой знак и по какой-то причине остановилось в этом месте и начало бы что-то делать. Когда у человека есть связь с тонкими силами, он ищет и читает знаки, которые помогают ему на его пути. Любого человека кармически может занести куда угодно, и там может быть соответствующий ему знак.

Хотелось бы подчеркнуть, что нужно подняться выше простого утилитарного смысла узнать что-то полезное или успокоительное для себя. Нужно обращать внимание и взаимодействовать с этим явлением, чтобы оно жило, ведь у него есть своя функция, и у нас — своя. И обе стороны должны свои функции выполнять.

Можно себе представить, что где-то есть «знак меня», знак чего-то, что мне близко. Если это так, тогда конечно, важно поехать туда и прочитать этот знак, повзаимодействовать с ним.

Фактически, человек, который отправляется туда, где есть его знак или знаки о нём, чтобы узнать свою судьбу и предназначение, на самом деле получает инициацию.

Да, он вспомнит что-то важное, что-то пробудится в нём.

Вспомнить — это же и есть пробудить?

Да, пробуждаясь, мы вспоминаем, а вспоминая — пробуждаемся ещё больше.

Возможно ли взаимодействие с хранителями больше, чем просто «пришёл, послушал и ушёл»?

Хранители не знают что такое «больше», и мы этого тоже не знаем. Они привыкли к своей культуре и многие вещи делают механически. Они могут приходить к сакральному месту и даже не подозревать, что для нас это место очень важно. Когда смотрю на многих из них, у меня возникает очень определённое ощущение, что они очень телесны. Многие вещи они не могут объяснить рационально и просто делают так, как их научили. И при этом у них получается. Они делают это, потому что оно работает, а работает оно, потому что они это делают. Вот так это зацикливается и нарабатывается со временем, и поэтому их ценность и функция — хранить через действия и повторение — делать, делать и не беспокоиться, что они не понимают смысла.

Каково может быть объяснение тому, как возникали эти листья с личными сведениями современных людей?

Ещё раз повторюсь — тут прослеживается явный след классификации. Я учёный и знаю, что у учёного всегда есть потребность описать и классифицировать разные типы людей. Можно классифицировать по какому-то своему критерию, который представляется важным, например, два типа людей — мужчина и женщина. Хотя интересный момент — сейчас даже мужчин и женщин отказываются различать, а ведь это самая простая классификация: есть характерное поведение мужчины и характерное поведение женщины, со всеми вытекающими последствиями.

Разумеется, возможна и более детальная классификация. Любой учёный хотел бы эту классификацию описать и, смотря по сторонам, анализировать, где какой человек, к какому типу он относится.

К примеру, людей можно классифицировать по знакам Зодиака, и это более тонкая характеристика. При рождении человека под определённым знаком его качества присутствуют в нём в виде определённого роста и характерных признаков — размеры и форма тела, особенности лица, травмы. К примеру, у людей, рождённых под знаком Овна, должен быть шрам на лице. Если же шрам на лице есть, а человек родился под другим знаком, то нужно смотреть в дробных картах, где есть влияние Марса.

Для людей, которые оперируют этой же классификацией, в моих словах всё понятно. Но людей также можно поделить на 5 типов, на 12, на 27, на 108 и, таким образом, появляется классификация, и, похоже, древние учёные записали её просто потому, что они учёные.

В листьях не только содержатся сведения о качествах или событиях жизни человека, но и информация о том, какому моменту времени на оси его перевоплощений, пронизывающей его прошлые и будущие жизни, соответствует момент его прихода в библиотеку. И тем не менее это всё равно остаётся классификацией?

Да, всё равно это остаётся классификацией. Точная классификация сама по себе является силой, которая запускает определённые потоки, начинается регулярное посещение людьми этих мест: кто-то услышал про такое место и отправился туда. А кто-то услышал и не смог поехать, не среагировал или поехал позже. Почему так? Оказывается, всё просто — человек достигает определённого возраста, у него включается новый уровень осознанности, и он едет, а раньше он был ребёнком, и его это не интересовало. Или ещё какой-нибудь признак, о котором мы не знаем, но тем не менее он научный и был системно обнаружен. Не зная об этом, мы можем нафантазировать, что «хранители смотрели сквозь пространство и время» и прочую мистику.

Да, но есть же ещё и возможность видеть путём йогического опыта — без объяснений и анализа?

Через йогу можно делать всё то же самое, что и через системный подход. Но идеально, когда системность и видение сходятся и присутствуют в одной точке. И тогда ты и видишь, и знаешь одновременно с двух позиций — рациональной и иррациональной.

Приходящие в негодность пальмовые листья постоянно переписываются пандитами на новые. Они пишут, и внутри них, как хранителей, это знание продолжает структурироваться дальше. Снова переписывать — это всё равно, что снова и снова читать заклинания по привлечению сил или душ в данное место.

Часто задают вопросы, не страшно ли ехать за своей судьбой. Вдруг человек услышит нечто, с чем не сможет жить дальше.

Эту проблему каждый решает сам для себя. Кто-то боится больше, кто-то меньше. Кто-то приходит и просит сказать что-то плохое, так как хорошее он знает и сам. Это всё не важно. Поначалу человек может реагировать как угодно, но потом взять и поехать в Индию, несмотря на то, что первой реакцией был страх.

Человеку сообщают о его прошлых и будущих жизнях или о возможности освобождения. Есть ли в этом опасность для него? Люди часто боятся, что узнают что-то негативное, и это их будет подавлять, или что-то хорошее, и от этого расслабятся.

Всегда лучше знать, чем не знать. Самый простой способ определить что-либо — это знать меру. Например, если я что-то спрашиваю у кого-то, у него есть выбор — дать мне ответ или не дать. Но если у тебя уже спросили, тогда, чтобы не ответить, необходимо иметь веские основания. Если нет аргументов не сказать, надо говорить, и это естественно. Если человек приехал к хранителям, и у них на листьях есть информация о нём, то они просто говорят.

То есть ты берёшь на себя ответственность, когда решаешь поехать и спросить.

Информация о тебе подобна твоей собственной вещи. То, что там написано, как-то принадлежит тебе, относится к тебе. Странно рассуждать подобным образом, что «вдруг я возьму назад свою вещь, а она испортит мне жизнь». Это же твоя вещь, так бери её, какая бы она ни была.

Или не бери, но знай, что твоя вещь валяется где-то без твоего контроля. Мне говорили, что обычно европейцам не называют дату смерти, если только человек спросит сам. Только в этом случае ему говорят. Для меня было практичным узнать мой срок, будто знаешь, сколько ещё времени на выполнение задания… Каково твоё отношение?

Для меня смерти нет. Это просто переход, будто засыпаешь. Время, когда мы заснули, не имеет значения. Имеет значение только то, когда тебе нужно снова вставать на работу, чтобы успеть к определённому времени. Сон очень похож на смерть. Ты знаешь примерно, когда захочешь спать, и немного регулируешь этот процесс, немного на него влияешь. Когда наступает смерть тела, это очень похожее состояние. Ты знаешь это чуть ранее и начинаешь немного влиять на процесс, когда удобнее «лечь спать». Это не та фатальность, о которой мы можем думать, если неправильно относимся к смерти. Это просто циклический процесс, и этот момент обязательно придёт, просто надо прислушиваться и немножко влиять на него в зависимости от ситуации, в которой ты находишься.

Всегда можно смотреть на жизнь глубже. То, что происходит здесь, в этом мире, очень мелко, а та другая, внутренняя сторона — очень глубокая, большая, и будет продолжаться так или иначе, независимо от очертаний твоего тела.

Когда ты родился, в этом мире ничего не изменилось, ты просто открыл глаза, и началась эта «мелкость», а дальше будет другая мелкость, в другом мире. Когда ты закрыл глаза и заснул, то спишь и не замечаешь, сколько времени прошло. Потом снова проснулся и уже не знаешь, где ты был, и что в том мире произошло, ты помнишь только, как закрыл глаза, а теперь открыл глаза, и всё начинается по новой.

Что можно сказать по поводу поиска предназначения человека? Как посещение библиотеки пальмовых листьев поможет найти его?

Здесь вопрос состоит в том, как посещение таких мест вообще может ему помочь. В плане информации — возможно, никак. Но это изменит его отношение к жизни. Посещение такого места меняет и трансформирует.

Отправляясь в путь, уже в пути мы можем получить гораздо больше, чем ожидаем. Пока мы беспокоимся о том, узнавать ли дату смерти или нет, в действительности может прийти такое, о чём мы даже и не подозреваем, и совсем не там, где мы рассчитывали. Когда мы встречаемся с чем-то своим, со «знаком себя» или информацией о себе, происходит нечто за пределами формальных вещей. Что-то оживляется, какие-то силы внутри нас начинают другой уровень жизни, и даже вовне происходят совсем не обычные для нас события. Поэтому, если жизнь стала слишком скучной и однообразной, если нужно какое-то обновление и переход на новый уровень, то очень хорошо поехать и узнать хоть что-нибудь. Даже если кому-то его листья не найдут, всё равно в его жизни начнутся большие изменения.

Интересно, по моему опыту, за все годы, что я рассказывала людям про эти листья, несмотря на интерес, восторг, восхищение и желание непременно добраться туда, ни одному человеку это так и не удалось. Получается, что, в конечном счёте, это решает не сам человек.

Да, это так. Обстоятельства могут сильно помочь поехать туда, причём кому-то помогут благоприятные обстоятельства, а кому-то — препятствующие. Кто-то может сказать: «Раз такое препятствие, обязательно надо ехать», а кто-то скажет наоборот.

Обстоятельства — это тоже Силы. Иногда сама мысль о таком месте, как библиотека пальмовых листьев, порождает вихрь глобальных жизненных изменений, и уже в этом ценность такого опыта.

Иллюстрация: pixabay.com / Roger Mosley, архив автора

Просмотры (567)

Создатель и руководитель Центра экспертных решений DhanuR, специализирующегося на индивидуальном консультировании с акцентом на кризисных ситуациях. При исследовании любых систем — бизнес, объединение людей, их отношения или идеи — Олег сочетает классическое высшее образование и посвящение в древние традиции знания Востока с естественными способностями йогического знания — внутреннего видения интересующего вопроса или предмета.

3 Комментариев

  1. …прочитав статью, долго сидела в безмолвии и без движения..было ощущение погружения во что-то запредельное..глубокое..важное..что так отлично от того мира в котором ты крутишься и закован словно в коконе..и снова защемило в груди будто кто-то зовёт..словно тоненькая нить оттуда..куда я так стремлюсь..не хотелось выходить из этого состояния..никогда………..

    • Оксана, так как у Вас это отзывается, не могу не упомянуть, что у нас планируется поездка-исследование в две библиотеки в январе 2019. Возможно, Вам будет интересно присоединиться.

      • Это здорово и прекрасно!!! Если будет на то воля Высших Сил..и меня пустят туда..Благодарю Вас))

Добавить комментарий

Ваш email адрес опубликован не будет.

*

Последние публикации в сфере Знания

Смысл жизни

Смысл жизни

Строить, воплощать, видеть, понимать или состоять — мы сами определяем смысл своего
Как повышать осознанность

Как повышать осознанность

Осознанность — высшая способность человека. Причина её недостаточного проявления — неспособность оставлять
Раб или член команды?

Раб или член команды?

Материальная мотивация — тест на способности, цели и достоинство. Раб — работает
Подняться вверх