Проблемы науки — I. Два пути

Проблемы науки — I. Два пути

Беседа Марии Титце с Олегом Бокачёвым.

Предлагаю поговорить о проблемах современной науки. Сейчас можно наблюдать деление науки на официальную — формальную — и альтернативную ей, ищущую ответы на вопросы, которые официальная наука игнорирует или замалчивает. Но и в альтернативной науке проблем много, и было бы интересно рассмотреть именно их.

Хорошо, начнём с обозначения проблем.

Можно ли обозначить проблему следующим образом: всё начинается с того, что из рассмотрения исключается знание чего-то одного, наивысшего, самого главного, и, как закономерное следствие, получает распространение подход от множества, от практики, от результатов наблюдений и измерений, и это множество пытаются классифицировать, найти взаимосвязи и сделать выводы. Это основная проблема?

Современная наука пытается опираться на факты, но проблема глубже… Исследователи доверяют всему внешнему и не доверяют внутреннему — сфере ощущений, внимания, чувствования — и вообще отрицают возможность какого бы то ни было внутреннего субъекта, как надёжной опоры для знания. Полагаются только на имеющиеся данные, исходят только от внешних фактов и пытаются в этих фактах находить какие-то закономерности. Потом становится недостаточно фактов, которые можно воспринимать органами чувств, и тогда люди начинают заходить в области, которые можно исследовать только с помощью приборов. То есть они входят во тьму разных материальных проявлений, бесконечного множества, и пытаются эту бесконечность изучать. Но чем глубже заходишь в это бесконечное множество, тем ещё более бесконечным оно становится. И тогда говорят: «Нам нужен ещё более мощный компьютер, чтобы объединить все эти факты и найти в них что-то общее».

Возможно, это тот же путь к субъекту, но только с помощью материальных средств. Люди изучают какой-то материальный фрактал и доходят до неких законов, которые симметричны, но противоположны субъективным. И где-то там учёные обнаруживают живую Бесконечность — Тьму, которая является аналогом Бога — Источника Света. Это и будет их истина, но отражённая, перевёрнутая.

Можно ли предположить, что отсутствует стремление найти что-то одно, некий изначальный принцип, само представление, что он должен быть?

Я думаю, это стремление есть. В науке, даже материалистической, настоящие учёные заинтересованы обнаружить универсальный принцип, но они уходят совершенно в другую сторону от него — в материальное.

То есть ошибка в том, что ищут объективную истину?

Да, объективную, независимую от субъекта истину — истину, независимую от себя. Но я бы не назвал это ошибкой, это их путь, который они выбрали для науки. Возможно, когда исследователи дойдут до тупика, это будет причиной обнаружения выхода к субъекту.

Строго говоря, это первый шаг на пути?

Да, это первый главный шаг, из которого логически следует всё остальное. Каким бы долгим не был путь познания, он приведёт к истоку.

Но есть и те, кто не отрицают субъективность, в том числе используя и своё собственное тело, и ощущения как инструмент для исследований.

Вот к ним как раз есть вопросы. Потому что абсолютные материалисты чище. Они просто говорят: «Дух — это бред. Вот мы идём через факты, и всё».

Но, можно же и наоборот: всё объективное — под большим вопросом, а субъективное и субъективные ощущения — правильно. Причём, этот путь не отрицает принципы и логику, но отрицает необходимость опираться на какие-то материальные, фактологические материалы. Они учитываются, но на них не опираются. А у многих «альтернативщиков» я вижу смешение — они пытаются комбинировать и материализм, и субъективизм.

Но из–за чего это происходит? В моём представлении, из-за того, что их начало — в официальной науке. Они вышли из неё и хотя не могут отрицать то, что они субъективно чувствуют, но не могут и отказаться от объективного и делают попытки подтвердить субъективное объективным.

Да, именно так. Они чувствуют что-то субъективное, но так и не оторвались от материального. У них нет надёжной опоры — непонятно, на что они опираются.

То есть, фактически, это как пытаться усидеть на двух стульях?

Да. Почему-то сидеть на двух стульях сейчас многим кажется очень мудрым решением, балансом и гармонией, даже в науке.

Каков выход?

Нужно сильнее опираться или на материальные факты, или на субъективный опыт. При этом, если опираться на материю, то за субъективностью можно просто наблюдать и спрашивать у тех учёных, которые заняты чисто субъективным подходом к знанию — спрашивать, какие у них есть подтверждения истины. Субъективистам можно опираться на субъективные ощущения, находить общий для всех людей опыт, обозначая его той или иной Силой, а у материалистов интересоваться их открытиями и сопоставлять данные.

Кого можно привести в качестве примера современного учёного, который опирался бы только на субъективное, и кого учёный-материалист мог бы спрашивать о его подходе?

Культура истинно духовных людей сейчас отсутствует. Тем более культура науки, основанной на этом подходе. Соответственно, надо выискивать отдельных людей по следам их деятельности, публикациям, рекомендациям. Духовность человека — это же субъективно, недоказуемо, перепроверяемо только в ощущениях. В этом и заключена основная сложность для пойманных в ловушку материализма.

Подозреваю, что учёный-физик или химик, даже если и встретит святого и увидит его ценность, и с большой долей вероятности примет его советы для себя лично — как помощь в личной жизни, например, но сложнее представить себе, что он будет готов принять, что тот в состоянии поведать ему что-то, что может стать основой исследований в физике. Вопрос о Боге с большим трудом найдёт логичное продолжение в его научной работе.

К примеру, я разговаривал с геологом, занимающимся вопросами поиска золота, и он рассказал мне о проблеме поиска золота и отсутствии какого-то простого способа для определения, где оно есть.

Я посмотрел на это с точки зрения принципов, известных мне из субъективной науки, и уточнил у него: «У золота должен быть сопутствующий металл, который выходит на поверхность в виде каких-то следов. И этот металл должен быть горячим по качествам. И по этим спутниковым следам можно понять, что там есть золото». Он удивился: «Да, такие признаки в поиске используются. Откуда ты это знаешь?».

Оказалось я, зная какие-то универсальные духовные принципы, могу давать и вполне практические советы.

И что он сказал на это?

Он испугался, что может потерять эту сферу, если можно так легко узнать, как искать золото. И ушёл от разговора.

То есть даже для себя лично этого не захотел?

Нет, не захотел.

В современной науке много вопросов, которые могут быть решены гораздо легче, чем принято. Но такие подходы не используются, иначе придётся как-то воевать с объективной наукой, спорить, что-то доказывать, и это становится опасным. Многие «альтернативщики», которые открыли какие-то принципы или законы, тем или иным образом пострадали: или их уволили из научного учреждения, или ещё что-нибудь случилось. Не секрет, как это часто происходит в научной среде: вначале, если человек выходит с чем-то странным, его презирают, клюют, ругают, лишают премий. Если он продолжает упорствовать, то увольняют.

Если в любой науке найти нечто, что ломает прежние теории, это всегда очень болезненно. На прежних теориях защищены диссертации, они стоят на этом, для них это гордость и основа благополучия.

Но есть и те, кто уже вышел из официальной науки, но не может выкинуть из головы те эмпирические подходы к получению знания, которые впитал. И вернуться он уже не может, и до конца доказать свои находки тоже не может — всё, он завис. Что ему лучше делать?

Ему надо всё-таки куда-то двигаться, не зависать. Либо двигаться обратно в официальную науку, отбросив все эти духовные штуки, либо, если он на них всё равно выходит, то просто учитывать в своей системе. Менделеев же учитывал эфир в своей Периодической системе элементов. Первым элементом в системе у него был Ньютоний, который связывал все элементы с эфирным планом. Он же не о Боге говорил, он говорил просто об эфире. Но даже это не пропустила официальная наука.

Та таблица, которую мы все изучали в школе, Ньютония же не содержит?

Не содержит.

Тут возникает принципиальный вопрос. Есть учёные, которые большую часть своей жизни тратят на борьбу с Системой и в конце жизни понимают: зря. Учитывая тенденции времени, есть ли вообще смысл тратить время на борьбу с ней за доказательство чего-либо? Или лучше сконцентрироваться на объекте исследований, не беспокоясь о признании?

Имеет смысл находить своих единомышленников, с которыми можно обсуждать эти вопросы, чтобы продвигаться дальше. Одному эти вопросы решать сложно. Всегда должны быть единомышленники, которые подтверждают теорию, с которыми можно разрабатывать новые методы и находить возможности воплощать эти методы в жизнь. Как говорится, «один в поле не воин».

Предположим, учёный понял, что Систему не переделать, и что нужен иной подход — искать некий универсальный принцип или человека, который может подсказать. С чего начинать поиск этого принципа? На что опереться?

Переход от объективных фактических материалов к субъективным переживаниям и поиск теоретических принципов — это должно идти вместе. У людей, которые привыкли руководствоваться только объективными фактами, не соединены мышление и ощущения, они не интегрированы в единое целое. Они умеют мыслить логически, но эффективно соединить с чувствами не могут. Это и называется «йога» в её истинном, исконном понимании — интеграция ума, тела и окружения, то есть, интеграция того, что мы думаем и чувствуем, с тем, что вокруг нас.

Именно эта способность интегрировать и выделяет целостно развитого человека. Поэтому учёный должен стать интегрированным, целостным и развитым человеком, прежде чем изучать какую-либо реальность и учить других.

Многие ли наши современники выделяются своей целостностью? Люди слишком специализированы на чём-то одном. Есть водитель троллейбуса, он специализирован на троллейбусах, а есть какой-нибудь учёный, специализирующийся на исследованиях температуры норки суслика в разные сезоны года.

Понять и признать, что в основе всего должны лежать некие универсальные принципы, — это одно. Но как человеку принять, что можно проводить исследования и измерения, пользуясь своим телом, и что оно — самый оптимальный инструмент? Тут возникают сомнения, всё ли я охвачу по диапазону, по интенсивности? Кто-то способен воспринимать минимальное по силе воздействие, кто-то не столь чувствителен. Диапазон восприятия тоже может отличаться и по ширине. Плюс ещё личная интерпретация. Все эти параметры — под вопросом, и сразу вызывают обвинения в ненаучной субъективности. Как быть?

Подход, при котором человек использует субъектный метод познания, интегрированный с логикой и соответствующим восприятием мира, подразумевает и другое мировоззрение. Ему открывается другое видение и понимание того, как устроен этот мир. Поэтому здесь в большей степени вопрос состоит в том, какой образ жизни он начинает вести, с какими людьми общается, какое окружение он формирует вокруг себя. Все показатели, которым нужно доверять или не доверять — это как раз вопросы со стороны объективной науки. Это не вопросы человека, который занимается целостным восприятием и изучением чего-либо. Ведь цель науки — познание и затем использование полученного знания в практической жизни. Если человек достиг для себя этого результата через другой подход — не объективной науки — он тоже учёный, но он не требует измерения отдельных показателей, которые потом надо соединить каким-то непонятным образом с его жизнью. У него всё уже соединено.

Тут я вижу два затруднения. Во-первых, человек в наше время —  материалист в большей или меньшей степени, зависший на какой-то ступени. И это ещё надо преодолеть и убрать из себя сомнения в том, что субъективное — верно. Во-вторых, у разных людей разная чувствительность. Он будет думать: «Всё хорошо, даже если это верно, и я правильно всё интерпретирую, но ведь у меня одна чувствительность, а у другого — иная».

Всё верно, и тогда среди учёных появляется иерархия: появляются более способные и менее способные. Соответственно, будут мудрецы и абсолютно просветлённые, но также будут просто начинающие учёные — это нормально. В любой науке это есть.

Продолжение следует.

Ближе познакомиться с деятельностью Олега Бокачёва и его знаниями можно, посетив одну из открытых встреч, которые проводятся по субботам. Участники могут задавать любые волнующие их вопросы, при желании конфиденциально. Время очередной встречи вы можете уточнить на сайте Института LiveDevice или связаться с администратором.


Иллюстрация: shutterstock.com / Everett Collection

Олег Бокачёв

Основатель собственного направления системного анализа. Более 20 лет специализируется на исследовании универсальных принципов фрактальных систем. Является продолжателем традиции недуалистического направления философии. Автор трёх книг и более 100 статей и аналитических исследований.

Добавить комментарий

Your email address will not be published.