Расстановки — II. Правила игры

Расстановки — II. Правила игры

Впечатления/˚ Отношения

Продолжение беседы Ирины Опилат с Олегом Бокачёвым, основателем и руководителем Центра экспертных решений DhanuR.

Получается, своим вниманием я указываю Полю, что меня интересует. Я расставляю участников — будьте моей мамой, моим ребёнком… И Поле начинает читать ту информационную часть, которая соответствует вибрациям моего ребёнка. А до того из многообразия вариантов оно просто ничего не брало? Вниманием оно сосредотачивается на той вибрации, которая исходит от ребёнка, из той роли, которую я ему назначила. Это так работает? Какова схема взаимодействия?

Так как Поле живое, мы не можем ему что-то заказывать: «Ну-ка, Поле, давай-ка вот это».

Мы договариваемся? Получается, что это работает так?

Да, и возможно, что это сработает, а возможно, и нет. Например, есть древние церемонии подношения духам. Жрецы, которые делают эти подношения, потом наблюдают за знаками, которые появляются в Поле — приняли духи это жертвоприношение или нет. Иногда церемония проведена, но ничего не происходит, и тогда жрецы повторяют её. Хотя на неё тратятся огромные средства, время, всё это ушло в никуда, но они это осознают и не придумывают себе, что «Боги услышали». Нет, они смотрят на реальные знаки того, что Поле не реагирует. И тогда, несмотря на дороговизну церемонии, вновь её повторяют.

Поле — это что-то очень определённое, и оно может по какой-то причине не отреагировать на наш запрос.

У него есть на то причины?

Какие-то его внутренние причины, мы этого не знаем. В этом плане я не могу поверить, когда расстановщики говорят: «Давайте вот так сделаем, и Поле обязательно отреагирует».

Поле живое. Необходимо, чтобы у расстановщика был очень мощный контакт с этим Полем, чтобы он всё время в этом жил и ощущал, что происходит. И всё равно, даже если он всё время в контакте с Полем, он ставит людей и смотрит, как Поле реагирует. Если он видит, что Поле никак не реагирует, он может ещё раз поставить. И если Поле опять не реагирует, то он говорит: «Значит, не сегодня».

Но проблема в том, что пришедшие на сеанс люди говорят: «Как, не сегодня? Мы заплатили деньги! Делайте ещё что-нибудь, но дайте нам обещанные расстановки!».

Хорошие расстановщики  двигаются за Полем и всё. И исходят из того, что действительно можно наблюдать.

Хотелось бы в это верить. Я реалист. Поэтому, зная, что такое Поле, и как оно реагирует, насколько оно непредсказуемо, мы не можем сказать, что  Поле просто есть, мы к нему обратимся, и оно нам всё правильно устроит. Если мы говорим только о реакции Поля на наши действия, оно может реагировать или не реагировать — хаотическими возмущениями, или по каким-то своим причинам может вовсе не пустить в себя. Мы хотим поставить в него заместителей, а оно не пускает, возмущается — это тоже возможно.

А закономерность этого нам неизвестна?

По большому счёту, нет. Но можем попробовать его как-то уговорить, отнестись к нему более внимательно, попросить прощения за то, что беспокоим его, и попросить его помочь нам сделать расстановку. И если по знакам всё хорошо, то очень аккуратно начать расставлять людей и смотреть, как реагирует Поле.

Надо ли выписывать себе знаки взаимодействия, сигналы, лексику?

Здесь уже всё зависит от системы, которой пользуется расстановщик, от его инструментов чтения Поля. Здесь я вижу у расстановщиков большие сложности. Возможно, кто-то из них использует мерные величины для того, чтобы определить, что происходит. Но, чаще всего, каждый расстановщик интерпретирует происходящее по-своему. Если рядом будет стоять другой расстановщик, он многое прочитает по-иному. Если расстановщик — мужчина, он интерпретирует по-мужски, если ребёнок, то по-детски, женщина — по-женски, а математик — математически.

Но ведь то же самое происходит в медитациях. Тот опыт, который мы проживаем в медитации — мы же его тоже как-то интерпретируем, при этом каждый по-своему.

Да. И поэтому естественно, что по отношению к Полю, метода, как такового, быть не может. Потому что если мы скажем, что расстановка — это метод, то само Поле обидится. Мы не можем применить к Полю слово «метод», потому что оно скажет: «Кто вы такие, чтобы ко мне применять слово «метод»!».

Но мы же не к Полю применяем это слово, а к взаимодействию с ним — это способ взаимодействия с Полем.

Представьте себе, что Ваш сын скажет: «У меня есть метод взаимодействия с мамой».

Я думаю, что у любого сына есть метод общения с мамой.

Это понятно. Но если вы услышите: «Мама, я сейчас к тебе применил свой метод взаимодействия с тобой»?

По шее получит. Но не перестанет его применять.

Вот видите. Поле отреагирует точно так же по отношению к тому человеку, который относится к этому, как к методу. А будет ли человек продолжать думать, что у него есть «метод» — это уже его проблемы.

Как тогда к этому правильно относиться?

Как к общению с живым существом. Причём, с женским, а не с мужским.

Почему именно женским?

Поле — множественное явление. Всё, что мужское — единственно.

Интересно, есть особые правила, как с женщинами правильно общаться?

Для этого и надо знать, что Поле — женское. С ним надо обращаться мягко и очень деликатно. Это у мужчины всё напрямую: «Коля, привет, у меня к тебе дело». А с женщиной надо заигрывать, ухаживать, с намёками,  с чувствами, очень аккуратно и внимательно.

Вы меня сейчас пугаете!

Почему? Я всего лишь говорю об адекватном отношении к данному явлению.

Когда я захожу в Поле, по каким признакам я могу определить, в какую реальность я попадаю? То, что через меня транслируется — это объективно существующая или моя личная реальность? Какое-то количество людей впадает в транс, я вижу определённые образы, они тоже видят некие образы, читают какую-то историю, которую они не могли знать. К какой истории мне относиться, как к объективной — к той, которую они видят или к той, которую я транслирую из своей головы? Есть ли способ определить это? Существуют ли другие люди вообще, или это всегда разговор с самим собой?

Способы перепроверки существуют, но для этого нужно быть сонастроенным с другим человеком, который также смотрит туда же. Если вы сонастроены с кем-то, то, в принципе, посмотрев на какое-то нематериальное явление в тонком плане, вы, вместе с другим человеком, можете фактически видеть одно и тоже.

Один из моих учителей несколько лет прожил в пещере в аскезе. Рядом была другая пещера, и в ней тоже жил аскет. Я спросил его: «О чём вы разговаривали?». Он ответил: «Мы не разговаривали. О чём разговаривать? Всё, что я знаю, знает и он».

Они жили много лет рядом друг с другом и не разговаривали, потому что если их что-то интересовало, они могли обратить на это внимание и просто знать это, причём, знать одинаково. Большинство людей не замечает, что многие тонкие вещи они чувствуют одинаково. Но так как они не склонны рассказывать друг другу о тонких ощущениях, поэтому не уверены, так ли это. И отсюда возникают такие поговорки: «На вкус и цвет товарищей нет». Бывают некоторые вкусы, которые все признают приятными, например, сахар. Иначе он не считался бы современным наркотиком. Если в пищевом продукте нет сахара, то его почему-то не покупают. Если же сахар есть, то продукт всем нравится. Этим пользуются, то есть добавляют сахар, а на упаковке не указывают. Многие из этих тонких вещей мы проживаем одинаково. Объективность складывается из того, что я что-то чувствую, другой чувствует, третий чувствует, и все это могут подтвердить, если у них спросить. А если что-то подтверждает несколько человек, тогда это считается объективным. Если чувствую только я один, а другие нет, значит, это субъективно. Нет никакого другого критерия объективности, кроме признания одного явления множеством людей.

Тогда получается, что, куда ты ни посмотри, всё условно?

Конечно, условно. Естественно, люди, которые, например, долго вместе, одинаково чувствуют Поле, одинаково относятся к одним и тем же понятиям, явлениям, и тогда они могут, смотря в тонкие планы, видеть похожим образом. Тогда можно говорить об этом как об объективности.

Тогда Поле могло бы быть полем объективной реальности? Когда я вижу что-то внутри себя, я могу этим манипулировать и не замечать этого. Но если другой человек мне подтвердит мои ощущения и образы, у меня больше не будет оснований в это не верить.

Верно. Чтобы лучше понимать, как работает Поле, приведу пример — гадание на картах. Поле можно обозначать картами, костями, ракушками, палочками или ещё чем-нибудь. Мы что-то бросаем, и оно выкладывается, ложится определённым образом. Через эти инструменты Поле, то есть сущности, из которых оно состоит, показывают нам что-то. Технология здесь одна и та же. В расстановках мы просто выпускаем на площадку людей, и они тоже как-то себя ведут, посредством чего Поле показывает нам что-то.

Но ведь, в отличие от карт, люди живые и имеют свободу самовыражения.

Но принцип-то один и тот же. Просто у людей больший диапазон вариантов показателей, чем у карт, что делает работу с людьми более интересной. Можно использовать что угодно. Можно даже сказать: давайте поиграем в игру, будто предметы на столе будут отвечать на наши вопросы. На столе будут какие-то элементы, которые почему-то будут казаться нам связанными с действующими элементами вопроса.

Но ведь нам это только будет казаться?

Нет, есть простые принципы. Например, есть вопрос: «Когда мне отдадут долг?».  Мы смотрим на стол и на какой-то вещи на столе стоят цифры 62-65, это зацепка — знак, указывающий на возможный срок. А интерпретировать это как 62-65 дней, или месяцев — это понятно по характеру вопроса.

В пространстве всегда есть что-то, касающееся нашего вопроса. Пространство наполнено множеством элементов. Почему-то расстановщика цепляют именно такие элементы, и по их поводу у него появляются образы. Многие расстановщики настолько развили в себе это качество, что у них всё хорошо получается, но они не могут это передать дальше и научить другого человека.

Поэтому я больше доверяю тем расстановщикам, у которых есть система мер. Тогда я знаю, что ему не просто что-то кажется, а в его системе те или иные знаки указывают ему на определённый ответ.

У Поля есть такая особенность, что ему можно предложить некие правила игры — свои правила, по которым оно — Поле — будет давать ответы. Если у расстановщика есть надёжные меры, он может ввести определённые правила, и тогда Поле играет с ним по этим правилам. Так, с линейкой мер, у расстановщика будет всё получаться гораздо точнее и более объективно.

Это вопрос договорённости с этой женской сущностью Поля и его желанием идти или не идти нам навстречу?

Это похоже на поле людей: я не просто наблюдаю за тем, как они реагируют на меня, а говорю им: «Люди, давайте поиграем в игру, что если кто-то захочет что-то у меня спросить, перед этим он поднимет руку». Они скажут: «Конечно, нет проблем!». Им нетрудно следовать этим условиям. А мне становится легче с ними общаться.

Если расстановщик устанавливает Полю какие-то правила игры, ему становится легче интерпретировать то, что там происходит. Если просто поставить заместителей и как-то смотреть, что происходит, интерпретируя без системы мер — это слишком размыто.

Эти меры надо артикулировать вслух?

Зависит от расстановщика, к чему он привык. Главное, эти условия Полю предложить. Оно всё услышит. Но если вслух, это будет точнее для самого человека. Потому что это будет не просто вслух, а с выражением, эмоциями, то есть с полным вовлечением, что работает гораздо лучше.

С заигрыванием с женским сознанием Поля?

Не стесняясь его, потому что, если человек будет стесняться общаться с Полем, как с живым, также будет сдерживать себя и Поле.

Если какой-нибудь жрец, обращаясь к Силам, стесняется, что его кто-то увидит и подумает о нём что-то не то, то и эффект будет соответствующий. Расстановщик — тот же жрец, поэтому важно, чтобы он не стеснялся того, чем он занимается, а гордился бы этим.

Продолжение беседы

Просмотры (1090)

Создатель и руководитель Центра экспертных решений DhanuR, специализирующегося на индивидуальном консультировании с акцентом на кризисных ситуациях. При исследовании любых систем — бизнес, объединение людей, их отношения или идеи — Олег сочетает классическое высшее образование и посвящение в древние традиции знания Востока с естественными способностями йогического знания — внутреннего видения интересующего вопроса или предмета.

5 Комментариев

  1. Олег, очень интересная тема и Ваши ответы — для меня расстановки как интересное кино, которое может показать то, на что я не хочу обращать внимания. Раньше довольно часто участвовала в этом процессе в качестве заместителя, мне нравилось пропускать через себя разные ощущения, наблюдать их и транслировать. Однако заметила, что после некоторых ролей попадаю в капканы чужих состояний (последняя роль привела меня к желанию самоубийства и сильной депрессии, что мне не свойственно, после чего я прекратила участие в подобных процессах). Как это объясняется и можно ли этого избежать?

  2. Когда мы находимся в социальном окружении, нам кажется, что мы в безопасности. Мы доверяем Социуму как существу, которое не допустит что-то вредное для нас. Это доверие у нас в подсознании, как привычка. Но реально, когда мы практикуем расстановки, мы забываем о том, что это шаманская технология. А шаманская технология — это способ привлечь духов в то, что мы им предлагаем как формы-домики, через которые они смогут общаться с нами и что-то нам рассказать. Вот почему мы это забываем? Почему, забывая самое главное, продолжаем участвовать бессознательно, как в игре? — Это, на самом деле, вопрос ответственности расстановщика и осведомлённости самого человека, который соглашается на такой шаг. Это не значит, что расстановки — это плохо. Расстановки — это инструмент. Как пользоваться инструментом, это уже вопрос нашего мастерства. Так же как вилкой можно кушать, можно ковыряться в носу, а можно на неё сесть и затем обижаться, почему таким опасным предметом разрешили пользоваться простым людям.

  3. «Расстановщик — тот же жрец»
    Жрецы приносят жертву, проводя ритуал.
    Какую жертву приносит расстановщик и заместители? Чем расплачиваются?
    Как правильно и безопасно проводить расстановки и участвовать в роли заместителя?
    Кто по праву может проводить расстановки?
    Ведь Жрец — это особый человек имеющий посвящение и право проведения ритуалов по определенным правилам и законам.

    • Татьяна, жрецом люди становятся разными способами — посвящениями. Например, можно получить посвящение в виде захвата, одержимости каким-то духом. А можно получить тонко, деликатно, по собственному призыву какой-то Сущности. Можно — через официальную церемонию. Можно пройти официальную церемонию посвящения, а инициацию фактически не получить. Моисея посетил некий Дух и дал ему инициацию вместе с заповедями. А кто-то может кого-то посвятить через свою книгу. Путей посвящения множество. Ответственность тоже человек несёт перед тем, у кого и как он посвятился в это. Поэтому право делать расстановки имеет разную степень у разных людей. Всё это сейчас происходит не в соответствии с какой-либо культурой — просто потому, что никакой культуры нет, или она не доступна. Если кто-то создаёт культуру в соответствии со своим Родом, его надо поддерживать в этом. Только так мы сможем из плачевного состояния жизни прийти к тому, как должно быть.

  4. Татьяна, «Жертва» — это то, что приносится сознательно и добровольно. Поэтому, что каждый из участников сознательно жертвует — это они сами знают. А если Вы имеете ввиду, что каждый участник расстановок неосознанно теряет при взаимодействии с Полем и его сущностями, то раз на раз не приходится. Это похоже на взаимодействие с людьми. Ведь поле людей разнообразно. Так же и другие поля. Конечно же, пользуясь шаманскими техниками (коей являются расстановки), где мы взаимодействуем с полем Сущностей (духов) разной природы, и расстановщик, и заместители находятся под влиянием всего. Если кто-то знает, как защищаться от людей, когда выходишь в город, то в расстановках нужно защищаться так же — чувствовать, не вмешиваться, быть вежливым, и т. п.

Добавить комментарий

Ваш email адрес опубликован не будет.

*

Последние публикации в сфере Впечатления

Паритет медвежат

Паритет медвежат

Сейчас модно считать, что разностатусные отношения уже отжили своё, мир идёт вперёд,
Подняться вверх