Драконы души

Драконы души

Впечатления/˚ Развитие

Беседа Олега Бокачёва с врачом-психиатром Антоном Куликовичем.

Каждый человек чем-то полезен своему окружению. По этому признаку распознают, кто он. Антон, хочется спросить, как Вы сами сформулировали бы, чем можете быть полезны людям?

Я полезен понимающим людям тем, что разрушу их жизнь. Разрушу до основания. Но в глубине разрушенного основания они найдут то, ради чего стоит жить и дышать каждый день. Кто-то обнаружит служение чему-то или кому-то, другой обнаружит любовь или путь своей самореализации. Я помогу этому состояться быстрее тем, что сниму душевную боль и помогу выйти на свет сознания силе воплощать свои настоящие потребности и желания.

А если максимально лаконично — даже для не очень понимающих людей?

За первые несколько встреч я сниму острую душевную боль, выявлю ключевую проблему на данном жизненном этапе, и мы её решим в краткосрочной перспективе.

Хорошо, что лаконично, это не: «Я разрушу вашу жизнь». Всё же главное то, что Вы снимите душевную боль. Вы как-то чувствуете душевную боль в людях? Может быть у меня, например, её нет?

Если человек убеждён, что у него её нет,  я считаю, что это некоторая форма самообмана,  одна из многих форм, которые возможны и имеют право быть. Я знаю, что именно болит. Не просто душа в общих чертах, а что конкретно. Болят чувства вины и обиды, жажда мести, ненависть, гнев, зависть, ревность, одиночество и так далее. Очищаясь от всего этого, становишься лучше — меньше боли и больше Тебя в своей жизни.

Если душа, так или иначе, болит у всех, возможно, для чего-то человеку важно испытывать душевную боль, или, всё же, душевная боль — это дисбаланс?

Любой сигнал, будь то из тела, или из души — природен. Но также природно и важно к нему прислушиваться, не игнорировать. Например, если болит живот, полезно прислушаться и поинтересоваться — может, ты что-то не то съел, а может, болезнь какая-то в нём? Как минимум, боль напоминает, что нужно исследовать ситуацию, вникнуть в проблему. Точно так же и душа. Её боль сигнализирует, что пора исследовать какую-то свою проблему, проникая в неё своими ощущениями. Но в силу того, что на этом пути много подводных течений, не грех и к проводнику обратиться.

Значит, душевная боль — это, всё-таки, дисбаланс?

Да, это сигнал о дисбалансе — начинающемся или продолжающемся в душе.

Функция душевной боли такая же, как и функция любой боли — сигнал о том, что где-то есть поломка, какая-то травма, функциональная или анатомическая. Естественно,  я образно выражаюсь.

Высший смысл душевной боли — донести до человека необходимость обратить внимание внутрь себя, не из праздности и любопытства, а для развития — чтобы стать выше себя прежнего.

Если у человека что-то сломалось в теле, например, какие-то сосуды, они ведь могут самовосстановиться. Скорее всего, именно боль активизирует процессы восстановления. Видимо, то же происходит и с душевной болью. Возникает вопрос: как узнать тот предел, когда человеку лучше доверять естественным механизмам самовосстановления, а когда уже необходимо обращаться к специалисту за помощью? Есть ли какая-то мера для этого?

У Вас очень хорошие и точные вопросы.

Какой-то конкретной шкалы  для определения момента, когда надо обратиться к специалисту, у меня нет. Но, я попробую выделить ключевые признаки. Например, ко мне, как к специалисту, можно обращаться в том случае, когда честно себе признаёшься, что сам не можешь справиться с душевной проблемой — это главное. Но также ко мне можно обращаться, когда хотел бы быстрее и эффективнее достичь своей цели или есть намерение познать себя по-Настоящему.

Естественного механизма самовосстановления души не существует, потому что этот вопрос находится в области ответственности сознания самого человека. Например, если болит душа, человеку следует сразу же вникнуть в эту проблему, исследовать её, найти место «поломки», точную причину, разобраться в её сути и исправить. Ключевое здесь — «сразу»… В силу того, что человек не решает таким образом свою проблему, буквально сразу же после её появления и именно в такой последовательности, боль «инкапсулируется» и срастается с подобными нерешёнными проблемами. Важно заметить, что в этом случае сумма последствий неразрешённых проблем становится характером человека. И если он будет описывать себя, сам того не ведая, он просто будет перечислять защитные механизмы своей психики.

Таким образом, чтобы познать себя, необходимо научиться отделять себя-Настоящего от плевела слабостей, недостатков, травм, пороков и других защитных реакций души.

Да, это вполне точный критерий — не можешь справиться сам, обратись к тому, кто реально может помочь.

Как можно назвать ту область деятельности, которой Вы занимаетесь?

У меня классическое врачебное образование, по которому я — психиатр. Кроме этого, я его ещё немного усовершенствовал, дополнительно обучившись в Берлине. Я занимаюсь ключевыми вопросами психиатрии и психологической помощи. Если же по душевным вопросам у человека «нет вопросов», тогда ко мне можно обращаться, если есть какая-то слабость, чтобы стать сильнее. Сильные же могут обращаться ко мне, чтобы стать ещё сильнее, благодаря решению тех или иных жизненных вопросов в тех сферах, где они точно чувствуют необходимость.

В этом имеет большое значение моя профессиональная терапия, личная поддержка и внутренние ресурсы человека, о которых он может даже не догадываться. Этих ресурсов всегда достаточно, чтобы решить его проблемы полностью.

Обычные люди, не медики, боятся слова «психиатрия».  Как Вы убираете эту преграду у своих клиентов?

Обычно ко мне обращаются те люди, которых настолько мучает их душевная боль, что они уже не боятся этого слова. Поэтому, специально я эту преграду никак не убираю. Нужно просто вникнуть в суть явления.

Действительно, люди боятся психиатрии, так как есть много мифов и заблуждений относительно неё.  Я отношусь к психиатрии, как к институту настоящей квалификации специалистов душевного профиля. Это тот обучающе-лечебный институт, в котором есть достаточно глубоких знаний для реальной помощи тем, кто в ней нуждается. Просто есть психиатры, которые хотят или могут использовать эти знания, а есть те, которые не хотят или не могут. А ещё есть те, которые используют знания только в узкой области просто потому, что полномасштабное применение знаний о душе влечёт за собой большую ответственность.

Лично мне ответственность всегда нравилась. Поэтому я применяю реально существующие знания о самой основе основ — скелете души — с соответствующими эффективными результатами.

Наверное, я могу узнать, какими методами владеют сапожники, часовщики или ещё какие-то мастера. Но вот какие методы у психиатров, наверное, узнать мне будет трудно. Психиатрия — это закрытая область знания?

Психиатрия , в классическом своём разумении — это закрытая сфера, а методы, которыми она работает, чаще всего и к сожалению, это психофармакотерапия. Самые прогрессивные психиатры психофармакологическое вмешательство используют только в тяжёлых психиатрических случаях, где есть строгая клиническая необходимость. К остальным применяется только психотерапевтическая или комбинированная помощь.

Вот Вы говорите, что не боялись ответственности узнать о скелете души и повлиять на эту область. Как начался Ваш интерес к этой области знания?

Я думаю, что всё начиналось с моей естественной пытливости в то время, когда я был ребёнком. Тогда я много спрашивал «почему» и «зачем». В этом я, несомненно, был похож на других детей. Что было отличительным? Скорее всего то, что, насколько я помню, ни на один вопрос я не находил удовлетворяющего меня ответа. Ответы, которые давались, всегда виделись поверхностными. Потом… подростковый возраст… более старший… С течением лет пришло понимание, что людям удобно и комфортно находиться на поверхности, уютно — не углубляться и не вникать. А если и вникать, то только в то, «какого диаметра подшипники на твоём заводе» — просто потому, что ты хозяин завода, или, «какое платье приобрести и у какого дизайнера» — если девушка. Каждый человек выбирает свою глубину в той теме, которой он занимается. Но, чаще всего, интерес, ещё не начавшись, уже заканчивается на финансовом вопросе. Мне же всегда хотелось узнать: «А что находится глубже?», «Зачем всё это, но по-Настоящему?». Этот вал вопросов, так или иначе, приводил к интересу философскому, психологическому, религиозному, эзотерическому и побуждал читать, разговаривать со знающими людьми, а также искать ответы самостоятельно. Ну и, конечно, меня всегда пугала и привлекала глубина.  Ведь самые глубокие и ценные сокровища охраняют самые страшные и могучие драконы.

Какие драконы живут в человеке, я примерно могу себе представить. Скорее всего — это какие-то неприятные всем эмоциональные проявления, такие как злость, ненависть, зависть и так далее. А вот что они охраняют? Это интересно.

Они охраняют три сокровища: Служение, Любовь и Бытие собой-Настоящим. Все остальные положительные качества, присущие человеку, относятся к одной из этих высших философско-бытийных категорий. Они пересекаются и взаимно усиливают друг друга. В случае принятия человеком этих трёх ценностей в свою жизнь, они становятся «частями его тела», а он сам — подлинно Свободным. Он начинает этими сокровищами пользоваться каждый день, как своими руками или другими частями своего тела.

Неужели это знание из психиатрии? Или это Ваш личный опыт?

Это исключительно мой личный опыт. Психиатрия не начинается, а заканчивается на проблеме драконов, пытаясь их лечить разными способами уже 300 лет.

Ну да. Это как в анекдоте:  «О, у вас тоже блохи есть? А чем вы их лечите? — Они у меня не болеют…».  Думаю, так же и драконы — обычно они очень здоровенькие. Наверное, именно поэтому их и надо успокаивать время от времени.

Да, для этого чаще всего используют транквилизирующие препараты, которые хорошо их усыпляют. Но они всё равно время от времени просыпаются, и тогда носитель драконов опять госпитализируется в психстационар.

Драконы мало у кого дремлют — время от времени они у всех дают о себе знать. И что, надо сразу госпитализировать? Что в психиатрии называется «психически здоровый» или «психически нездоровый» человек? Какой мерой для этого обычно пользуются?

Классическая психиатрия имеет утверждённое Всемирной Организацией Здравоохранения понятие здоровья. Оно настолько абстрактно и неприменимо к реальности, что лучше о нём даже не говорить. Несмотря на то, что психиатрия — это очень конкретная дисциплина, содержащая большой потенциал полезных знаний, она знает исключительно, и только, о патологии. Психиатрия, в своей терапевтической части, движется не «к…», а «от…» — движется от патологии, но не к здоровью. Точнее будет сказать, она движется даже не от самой патологии, а от МКБ — Международной Классификации Болезней. Вот уже скоро выйдет, так называемый, её 11-й пересмотр, где будет повторено всё то же самое, что и в предыдущих версиях, просто, быть может, немного другими словами.

Это значит, что с точки зрения современной психиатрии, если у человека нет болезней из списка МКБ, значит он здоров?

Не «здоров», а «социально адаптирован» — так скажет любой психиатр. То есть, говоря в контексте нашей беседы, «драконы седированы, оглушены, усыплены и пока ещё на поводке…». Ибо существует заблуждение, что этиотропной психотерапии и терапии в психиатрии не существует.

Понятно, что психи все, а если кто-то ещё не госпитализирован, значит он умеет хорошо маскироваться. Если человек «социально адаптирован» — значит ли это, что у него драконы спят спокойно? А если драконы возбуждены, перестаёт  ли человек быть «социально адаптированным»? По какой мере можно определить ту степень пробуждённости драконов, при которой их уже надо успокаивать?

Есть три законодательно принятых критерия максимального уровня проблемы, когда человек нуждается в неотложной госпитализации в психстационар. Первый — человек отказывается от приёма пищи. Второй — человек представляет угрозу для себя. Третий — человек представляет угрозу для окружающих.

Но ведь иногда человек не употребляет пищу по какой-то другой причине, например, он на диете. Кто-то даже по двадцать дней голодает. Является ли это показателем, что уже пора звонить?

Нет, конечно. Обычно можно отличить человека, который не принимает пищу по соображениям какой-то тренировки или особых практик, от человека, которому, например, какие-то внутренние голоса приказали не есть…

Это очень субъективно. Потом пойди докажи, что тебе не голоса приказали не есть гамбургеры.

Давайте вернёмся к трём драгоценностям, охраняемым этими самыми ужасными драконами. Напомните, что это за драгоценности?

Служение, Любовь и Бытие собой-Настоящим.

Любовь, служение и бытие — это равноценные ценности, или у них есть какие-то статусы?

Они равноценны. Если ты в любви, то ты всегда имеешь связь и с остальными двумя. Они равноценны в том плане, что одно качество не может жить без другого. Они взаимодополняющие. Например, зависть может тотально одержать человека. Здесь же — гармоничное сочетание трёх, без выпадения какого-то из элементов.

Люди могут легко говорить о том, какие они «ответственные» перед самими собой. Хотя реально, я перед собой как взял ответственность, так её могу и отменить. Поэтому, для меня, ответственность перед самим собой — это что-то пустое. Как быть со служением? Какой объект или субъект служения можно для себя принять?

Это очень хороший вопрос. Потому что каждая из обозначенных мною высших человеческих категорий конкретизируется и раскладывается по полочкам в своей абсолютной конкретике.  Они — не общие слова. Например, служение женщины всегда направлено к мужчине. Не может быть у женщины некой абстракции в этом отношении. А если она и может быть, то это всегда сверхкомпенсация, то есть, замещение. Если мы говорим о мужчине, то это всегда служение авторитетному человеку или некому высшему существу, которое сам мужчина таковым определяет. Служение всегда направлено к высшему.  Низшему не служат.

Но при этом надо помнить, что высшее, чему служит человек, может быть чем-то и кем-то замещено.

Как давно Вы обнаружили в себе эти драгоценности?

Мне трудно ответить на вопрос в каком месяце, или даже в каком году это было. С течением лет и событий жизни обстоятельства дали мне некоторые уроки судьбы, скажем так. И тогда, только благодаря тому, что я обнаружил в себе эти драгоценности, я смог не только выйти «сухим из воды», но и победить своих драконов.

Через драконов Вы их и нашли?

Да. Я побеждал драконов и находил сокровища.

Похоже на то, что в процессе битвы с драконами они куда-то уползли, а Вы бросились их преследовать, и они вывели Вас на свои драгоценности?

В хорошей психотерапии побеждённый дракон никогда не возвращается вновь. В этом особенность хорошей практики. Работа должна быть проделана так, чтобы явная и повторяющаяся проблема исчезла навсегда. Проблема — дракон — будет возвращаться всегда, пока человек не увидит и не поймёт её глубинный смысл.  Вот если навсегда исчезла повторяющаяся ситуация, тогда урок пройден — дракон побеждён. Тогда ты можешь сказать, какой урок ты извлёк из этой победы. И какой бы урок ты не извлёк, он всегда будет относиться к познанию одной из трёх названных драгоценностей.

Может быть, внутри нас остались непознанными ещё какие-то драгоценности, которые Вы просто пока не разглядели? Там ведь темно.

Вполне возможно. Я всегда открыт новому. Но, на данный момент, я в своей практике отвечаю только за это знание. Сфера моей компетентности — привести человека в определённое и устойчивое состояние сознания и психики-души, в котором он будет точно ощущать свою потребность в этих трёх драгоценностях и, более того, жить ими. Этого хочет каждый, кто честен перед собой. Вместе они составляют Счастье и Свободу. Быть собой-Настоящим, плюс любовь, плюс служение — равно Счастье и Свобода. Это формула того результата, к которому я веду тех, кто ко мне обратился. Это то, что я могу.

Этот навык — устранять душевную боль — он ведь основан на каком-то Вашем внутреннем ощущении, которое Вы в себе чувствуете? Как это ощущение в Вас появилось?

Мой способ — каждый день двигаться в глубину себя, вопреки любым барьерам и сквозь препятствующую душевную боль, несмотря ни на что. Этому пути я посвятил свою жизнь и живу так далеко не первый год, благодаря чему имею внутренние и внешние результаты. Они определённы и ощутимы.

Движение в глубину себя начинается с ощущения боли. Затем важно понимание — что именно болит, распознавание не только сигнала боли, но и настоящего её смысла. Затем происходит снятие конфликтов, мешающих принять смысл боли. И, после снятия конфликтов, наступает раскрытие заветных жемчужин души, что в классической психотерапии ошибочно приравнивается к лечению психотравм, ибо это правильный, но не последний этап.

Движение практикующего человека от ощущения боли к счастью, и движение современной психиатрии от классификации болезней к социальной адаптированности — не один ли это путь? Скорее всего, это только первая часть пути для обнаружения некоего внутреннего источника Силы. Но затем, естественно, должна произойти вторая часть пути — держась за внутренний источник Силы, позволить ему проявиться, чтобы побеждать разных драконов. Как Вы ощущаете, через что проявляется Ваша внутренняя сила — через речь, голос, прикосновение  рук, через Ваше присутствие или какой-либо другой путь проявления?

Скорее всего, через моё присутствие.

То есть, Вы заметили, что достаточно того, чтобы человек с Вами встретился, и у него начнётся процесс освобождения от душевной боли?

Я бы сказал, что процесс освобождения от боли начнётся, только если сам человек  выберет это начать. Моё присутствие просто снизит болезненность этого процесса. В этом и проявляет себя закон свободы воли. Ты развиваешься через тернии или падаешь в сладком самообмане.

Перефразирую свой вопрос. Ощущаете ли Вы, что Ваше присутствие начинает какие-то процессы внутри человека с душевной болью?

Я бы сказал, моё присутствие имеет два влияния. С одной стороны, оно побуждает человека обратить внимание на его праздное и поверхностное отношение к жизни, а также нежелание идти внутрь себя. С другой стороны — если человек сделал выбор снять душевную боль и двигаться внутрь себя, то моё присутствие создаст некий обезболивающий эффект, чтобы легче, быстрее и эффективнее снять эту проблему.

Хотелось бы, чтобы Вы прочувствовали и описали свою Силу, исходящую из Вас. Например, будет ли что-то происходить с человеком, если Вы будете только присутствовать и ничего не будете говорить? Неужели всё произойдёт независимо от того, что именно Вы будете говорить?

Смысл того, что я говорю, должен быть однозначно. Потому что мне нужно донести до человека знание о правильном отношении к боли, о том, что бежать от боли — равно отказываться от ключевых ресурсов жизни. Для этого мало моего присутствия. На примере жизни самого человека, его ситуации, с которой он пришёл, нужно показать ему, что если он не будет бежать от боли, а вникнет в её суть, проживёт её до конца, то там, в глубине боли, он найдёт небывалый по силе ресурс. Вот это мне ему нужно донести. Это — самое важное.

Смысл — это нечто достаточно высокое. Например, если какой-нибудь человек обладает мастерством снимать боль путём прикосновения, то это не требует от его клиента никаких усилий и способностей. Вы же обращаетесь к человеку со смыслом, который он должен понять. Это очень высокий канал Силы, который потребует от клиента понимания и усилий. Например, если у Вас будет задача объяснить что-то собаке, страдающей душевной болью, она Вас не поймёт. Но ведь есть же и люди, которые не привыкли понимать смысл.  Как Вы таким людям можете помочь?

Я уже упоминал, что не приношу своего в исцеление человека. Мы с ним разбираем только тот уровень смысла, с которым он же ко мне и обратился. Поэтому, уровень сложности задаётся не мной, а самим клиентом. Я лишь в некоторых ситуациях, когда вижу в этом необходимость, могу слегка подтолкнуть его выше, показывая ему, что так тоже можно. Но выбор всегда остаётся за ним. Может быть, я и мог бы своим присутствием или наложением рук снимать душевную боль, но о таких способностях я даже никогда и не думал, потому что не видел в них смысла, так как не вижу для себя в этом никакого личного роста или вклада в личный рост того, кто ко мне пришёл.

Я читал труды Платона, который описывал психотерапевтическую методику Сократа. Он назвал её «майевтика», что в переводе с древнегреческого означает «родовспоможение».  У Сократа то ли бабка, то ли мама была повитухой. Оттуда он и взял это слово. Его метод заключался в том, что он просто задавал вопросы. И его вопросы, в конечном итоге, сводились к тому, о чём я Вам уже сказал.

То есть, Вы можете привести человека к смыслу через вопросы? И что, даже ребёнка можно через вопросы привести к чему-то?

Смотря, какого возраста этот ребёнок. Иногда ко мне приходят сорокалетние «дети». Сейчас  инфантилизм встречается весьма часто, как у мужчин, так и у женщин.

Скажите, насколько Вы можете отследить чистоту своей способности помочь человеку снять душевную боль? Ведь клиент может реагировать не на смысл, который Вы стараетесь ему передать, а на то, например,что Вы молодой мужчина. Или человеку просто нужно с кем-то поговорить. Можете ли Вы быть уверены, что клиенту помог именно Ваш метод, а не что-то другое?

Это легко определяется по простому критерию — уходит ли его проблема навсегда или только временно, а потом опять возвращается.

Уже на первой или, от силы, второй встрече, я вывожу человека на понимание ключевой проблемы на данном его этапе. И выявление этой масштабной проблемы, говоря современным языком, очень сильно его мотивирует к конструктивной деятельности по скорейшему её разрешению.

Я задал такой вопрос потому, что сейчас основная причина психических расстройств женщин — отсутствие у них мужчины. А Вы — мужчина. Иногда достаточно просто того, чтобы женщину выслушал какой-то мужчина, и её проблема проходит. Но тогда психотерапевт не знает, что повлияло на женщину реально. Или Вы исключаете такое влияние?

Я сразу скажу, что свой пол я исключить никоим образом не смогу.

Ну, может быть, его можно как-то подвинуть на задний план?

Сейчас, конечно, есть мужчины, которые отодвигают свой пол на задний план, иногда даже вообще исключают его. Безусловно, общение с мужчиной по душам может принести женщине душевное облегчение. Но это только на поверхности. Ведь как была она  одинокая, так и останется. Каким был её характер, таким же он и останется. Как она отыгрывала судьбу своей мамы, бабушки или даже папы и дедушки, так это и продолжится. Поэтому, я всегда предупреждаю человека, что не нужно обольщаться сиюминутным душевным облегчением, а стоит устранить сам корень проблемы.

Вы имеете в виду, что результатом должно быть не только душевное спокойствие, но и какой-то фактический результат, например, у женщины появляется мужчина, что-то реально меняется, и проблема больше не возвращается?

Да. Именно об этом речь. Должен быть какой-то объективный результат. Я рассматриваю психику как мир замков и ключей — первичных замков и первичных ключей. При этом, у меня собрано достаточное количество отмычек, чтобы эти замки открывать. Но отмычками я почти не пользуюсь, а стараюсь сделать так, чтобы обратившийся ко мне нашёл свой ключ к этой проблеме и, благодаря этому, вырос, получив особое понимание.  Решённая проблема на уровне психики автоматически решает проблемы на уровне тела и даже внешних объективных событий.

Являясь мастером своего дела, Вы могли бы проявить своё мастерство по отношению к человеку совсем чуть-чуть, чтобы он только слегка попробовал? Например, Вы на него посмотрели и сказали: «Я вижу у вас такая проблема. А решается она вот так».

Это хороший вопрос. Хороший вопрос… И это «замечательный» клиент… Безусловно, любой специалист «рад» таким клиентам.  Я бы такого человека призвал к зрелости и движению в глубину себя. Ведь такая просьба говорит либо о провокативно-подстрекательном интересе человека, либо просто о его легкомыслии и праздности. Но, возможно, он действительно готов решать свои проблемы и устраивает какую-то проверку специалисту. Поэтому, я скажу ему, что значительно продуктивнее было бы общаться со мной по поводу уже существующих у него значимых вопросов. Демонстрировать какие-то свои способности я бы не стал. Не вижу в этом смысла.

Мастерство исцеления души подразумевает, что сам мастер видит гораздо больше, чем простой человек. Что Вы, как мастер, видите за всем этим видимым миром?

Во-первых, хочу поблагодарить за столь высокое звание мастера, хотя я сам себя таковым не считаю. Я в Пути и всегда иду вперёд. Во-вторых, видя человека, я обращаю внимание на то чистое и высокое, что есть в нём, чтобы это в нём преумножить. Ну и, конечно, я вижу то проблемное, болезненное и нечистое, что в нём тоже есть, и побуждаю его освободиться от этого груза. Все эти защиты, компенсации, выгоды не делают нашу жизнь легче. Наоборот, обременяют её.

Видя самое светлое и самое тёмное, нечистое в человеке, я вижу великий смысл в умножении светлого и высокого, и в освобождении от тёмного и низкого. Чтобы в человеке росло великодушие.  Бескорыстно великодушным воздастся сторицей.

Вы видите в мире самое светлое и самое тёмное, и Вы видите путь, по которому провести человека. Рождается ли у Вас при этом определённый план пути?

Да, я вижу индивидуальный план пути выведения человека из проблемы к лучшему, общий скелет которого я Вам уже описал.

Вы ведёте человека больше по своему ощущению или по своему пониманию?

Я веду по ощущениям ключевых ситуаций его жизни. И это даёт мне моральное право понимать правоту своих действий.

Может ли быть так, что Вы видите в человеке то лучшее, что он таковым не считает, и даже напротив — осознанно стремится к тому, что Вы чувствуете вредным для него?

Я повторюсь — ни к чему своему я клиента не веду. Я обозначаю некие реперные, опорные понятия, которыми руководствуюсь в своём подходе. Но при этом опираюсь исключительно на ощущения человека, отслеживая его подводные течения и кажущиеся ему выгоды. Потому что нет совершенных людей, и каждому хочется где-то сделать поменьше, а получить побольше. И на этом пути много всяких нечестностей перед самим собой и вторичных выгод.

Как Вы чувствуете, можно ли психиатрию назвать наукой?

Безусловно, психотерапия, психология и психиатрия — все суть науки.

Наука оперирует основами какого-то определённого миропонимания, из которого естественно делаются выводы, подходы, методы и так далее. Можно ли сказать, что у Вас есть некий набор инструментов, которыми Вы пользуетесь, и которые могут привести человека не к случайному, а к закономерному результату?

Да. Но вместе с тем я добавлю, что инструменты не нужно путать с некими шаблонными приёмами, которые применяются для диагностики всех и каждого, а потом и для такой же шаблонной терапии.

Есть ли какие-то проблемы, с которыми Вы сталкиваетесь в своей практике, и которые ещё не знаете, как решить?

Да, конечно, есть такие проблемы, которые я исследую. Одна из них называется «парафренный бред». Это определённый масштаб бреда, при котором пациент высказывает суждения, как минимум, планетарного масштаба, не соответствующие ни действительности, ни уровню его личности. И при этом ведёт себя соответственно его бреду. Например, человек чувствует, что весь мир к нему враждебен, и каждый человек желает ему зла. Такая бредовая конструкция заставляет его выбирать один из трёх вариантов — бей, беги или замри. «Замри» — это отказ от еды и воды, о чём я упоминал в начале разговора. «Бей» — это критерий опасности для окружающих. «Беги» иногда может проявляться в суицидальных стремлениях. Моя задача — повлиять на бредовую душевную конструкцию человека так, чтобы она либо распалась и перестроилась, либо превратилась в адаптированную к социуму конструкцию.

Да, это непростая задача, с которой, видимо, придётся повозиться. А что Вы можете легко снимать у людей? Какие наиболее распространённые проблемы?

Быстрее всего снимаются острые болезненные конфликты в отношениях с какими-то людьми, болезненное чувство одиночества или ревность. Несколько сеансов потребуется, чтобы в человеке произошла перестройка на уровне его характера, где полностью заменятся «шестерёнки», и чувство одиночества или ревности изменится и станет чем-то продуктивным.

Скелет тела человека имеет составные части — позвоночник, череп, берцовая кость и так далее. А есть ли какие-то составные элементы скелета души?

Я скажу, что основное в скелете души — это те три драгоценности, о которых я уже упоминал. Это три высшие потребности человека: Быть Собой, Любить и Служить. Нарушение этих потребностей именуется психотравмой. Таков мой ответ.

В скелете своего тела я чувствую, что нахожусь в черепе и оттуда руковожу всеми остальными частями скелета. А душа также в какой-то своей части скелета больше находится? Другими словами, можно ли определить, какой из трёх элементов скелета души является его головой?

Голова — это Служение, сердце — это Любовь, остальной скелет — Бытие собой-Настоящим.

К слову сказать, в моей врачебной практике, психиатрической и психотерапевтической, было немало очень интересных пациентов, у которых самые тяжёлые жизненные серии ситуаций упирались в конфликт с Богом. Как правило, это начиналось с какой-то огромной обиды на «весь мир» и потом раскручивалось до обиды на Бога. И всё это конкретизировалось в таких жёстких установках: «Мир несправедлив ко мне, все против меня, я буду мстить Богу, я его ненавижу, я обделён им и вследствие этого буду юлить, лгать, изворачиваться или буду находиться в депрессии».

Можно ли сказать, что основной конфликт, который Вы видите у людей — это конфликт с Богом?

Да, только не основной, а самый глубокий. Так точнее. И только у мужчин.

А у женщин?

У женщин —  конфликт с мужчинами.

Являются ли эти конфликты основной причиной того, что драконы людей постоянно возбуждены?

Много вариаций. Но если всё суммировать, то это, несомненно, одна из ключевых причин.

А что является первичной причиной возбуждения драконов — врождённый внутренний конфликт, как некий первичный грех человека, или, всё же, первичная причина — выбор человека?

Да. Тут мы подходим к весьма классическому вопросу об ответственности. Конечно, первичен выбор. Даже первичный грех тоже был результатом выбора… Ведь всякий дракон, каким бы ужасным и страшным он не был, призывается и потом регулярно кормится самим человеком. Только этот человек сразу же об этом забывает…

Чем человек кормит драконов?

Драконы кормятся худшими эмоциями человека. И на этом растут. При этом человек теряет свою возвышенность и чистоту, становится более низким, жадным и мелочным, обретая те же качества, что и дракон.

Если человек призывает и кормит драконов, он сам становится драконом?

Да. Только дракон — это образное и красивое слово, а в реальности всё значительно более прозаично, мелко, грязно, да и постыдно.

Но если человек, помогая дракону, становится драконом, значит альтернативой будет начать помогать человеку, который лучше и выше тебя, чтобы стать таким же?

Да. Некий рыцарь в сияющих… В сияющем белом халате. В нашей реальности это одна из прекрасных иллюзий, потому что ты притянешь к себе людей, подобных себе. Если кормить драконов годами или десятилетиями, и при этом мечтать найти того, кто значительно лучше тебя, чтобы за ним пойти — ты слишком легко захотел отсюда выбраться. Вместо этого, ты будешь встречать только себе подобных и поэтому будешь постоянно разочаровываться, так как все они — не те достойные люди, какими ты себе их представлял. И так будет не потому, что мир ужасен или Бог плохой, а потому, что мир состоит из зеркал. Значимые люди — это твои зеркала. Пока ты сам в себе не изменишься, некий мифический учитель с гималайских вершин к тебе не спустится. Точка.

Ну, кто-нибудь же спустится? Ведь не только зеркала нас окружают. Есть же такие, как Вы — источники света…

Да. Источники света есть. Но чтобы таковой распознать, нужно этот свет уже иметь в себе,  хотя бы немного, и тогда, по подобию, ты притянешь такой источник. А если в тебе даже искры света нет, то ты обречён на регулярное разочарование.

Хорошо. Важный вывод нашей беседы: «Самое лучшее, что можно сделать по отношению к каждому человеку — помочь ему зажечь в нём самом источник света».

В идеале — Пламя. Зажечь и продолжать помогать разжигать, а также научить его самого искусству поддерживать свой огонь и умножать его.

Да. Отлично, Антон, большая Вам благодарность за ценную беседу и знакомство с драконами, а главное — с великими драгоценностями внутри нас.

Иллюстрация: Наади Аща

Антон Куликович

Антон Куликович

Врач-психиатр, прошёл полное очное обучение в Берлине у одного из лучших европейских специалистов в области психиатрии и психотерапии, имеет обширный практический опыт во взрослой и детской психиатрии, в индивидуальной психотерапии и коучинге, обладатель международного сертификата Master of Ericksonian therapy.

Просмотры (1724)

Врач-психиатр, прошёл полное очное обучение в Берлине у одного из лучших европейских специалистов в области психиатрии и психотерапии, имеет обширный практический опыт во взрослой и детской психиатрии, в индивидуальной психотерапии и коучинге, обладатель международного сертификата Master of Ericksonian therapy.

3 Комментариев

  1. «Естественного механизма самовосстановления души не существует». Как же не существует? А карма?

    • Добрый день, Kostya. Отвечаю:

      Попробуйте поразмышлять «от противного».
      Например, «Что бы случилось, если бы душа самостоятельно и быстро, как тело ящерицы, заживало ? Как бы в таком случае жил человек ? Как бы он Учился?»

  2. Прекрасная статья)) а я тоже называла их «драконами» ,и у меня тоже есть «ключи», которые я собирала, побеждая их)) Вы — первый человек, у кого я прочитала про этих «драконов» и победу над ними! Хотя читала я немало)) а я думала, что только я их так называю)) Будем знакомы! Это редкая удача, что я случайно вышла на Вас. Хотя Вы наверняка знаете, что случайности не случайны))
    Моя страница в контакте:
    https://vk.com/tss888
    О драконах и ключах я писала и пишу в ливжурнале:
    http://tatiana-russia.livejournal.com/594.html
    я почитаю Ваши публикации обязательно)) мне это нужно для лечения людей. я очень рада что вышла на Вас))

Добавить комментарий

Ваш email адрес опубликован не будет.

*

Последние публикации в сфере Впечатления

Что такое развитие

Что такое развитие

Развитие идёт через кризисы. Острые кризисы. И чем острее кризис — тем
Подняться вверх