Патриотизм или пропаганда

Патриотизм или пропаганда

˚ Социум/Знания

Наше время характеризуется значительным хаосом и постоянными манипуляциями в информационной сфере жизни, в связи с чем у большинства людей сбиваются понятийные и мировоззренческие настройки, что приводит к разнообразным жизненным трагедиям. Если вовремя не перепроверять у себя эти настройки, появляется большая опасность вовлечения в некое безумное состояние «я прав, а они — неправы», которое может довести не только до разрушения важных аспектов жизни, но даже до смерти, своей или близких людей.

Хотелось бы разобраться с понятием «патриотизм» и связанными с ним политическими и национальными конфликтами, которые прямо на наших глазах столь сильно меняют как нас самих, так и знакомых нам людей и наши представления о мире.

Во всём есть суть, и вокруг всего есть форма. Суть без формы не проявлена, её трудно понять и, тем более, кому-то передать. Тем не менее, она целостна и самодостаточна сама по себе. Суть познаётся головой — разумом. Форма познаётся чувствами, эмоциями, то есть грудью. Форма без сути — нечто ложное. «Ложное» — значит пустое (ложе, ложка, лужа и прочее).

Эмоции, в свою очередь, находятся внутри тела и поэтому являются сутью по отношению к телу — их форме. Телесными желаниями или нежеланиями мы оформляем наши чувства. Люди, которые имеют опыт силы желаний и силы эмоций, но не имеют опыта силы разума, будут защищать право своих чувств называться сутью. Потому люди не равны в своих представлениях и проживании реальности. У них разные сути. У кого-то суть — деньги. У другого суть — его желания, а деньги — лишь форма. У третьего суть — его эмоции (сердце), а телесность — форма. Это даёт нам понимание, что Разум — суть для эмоций и чувств, его формы.

Если человек ставит суть выше формы, он растёт, поднимается. Если ставит форму выше сути —  деградирует, опускается.

В вопросе патриотизма тоже хорошо сначала понять суть, чтобы, при необходимости, культивировать ту его форму, которая помогает разумной жизни, а не разрушает её.

Патриотизм по сути — это когда мой отец или конкретный мой предок положил свою жизнь за какую-либо ценность сознательно, а не в силу обстоятельств, и передал эту ценность мне, его потомку. Тогда моя обязанность и долг — продолжить эту ценность и, при необходимости, защищать её от тех, кто пытается её у меня забрать.

Каждый раз, когда меня призывают к чему-то «правильному», например, к патриотизму, я обязан перепроверить себя — всё ли у меня чисто с этим вопросом.

Как я должен перепроверить?

Достаточно проверить ту ценность, которую мне передал мой отец, — всё ли с ней хорошо, храню ли и продолжаю ли я её.

Патриотизм — это не абстрактная ценность «наших славных предков», а совершенно конкретная — та, которую культивировал мой отец. Ведь я сам, будучи отцом, хотел бы передать своим детям то, что для меня ценно, что ведёт меня по жизни, давая определённый результат, выраженный в благосостоянии, мастерстве, в общественном положении, в силе моего разума и моего Рода — высшего Духа. Я не хотел бы, чтобы мой ребёнок начал творить что-то под лозунгом «патриотизма», в то время как я, его отец, ничего подобного ему не поручал. Более того, у меня есть, что передать моему сыну для продолжения, развития и сохранения. И вдруг вместо этого он почему-то занимается каким-то «своим патриотизмом», продолжая не меня, а какого-то выдуманного им отца («патри-от» — значит «от отца»).

Главная проблема современного патриота состоит в том, что его отец ничего не передал ему, что надо как-то продолжать. У большинства из нас отцы не знали, ради чего стоит жить и бороться, или знали что-то обычное, «как все». Поэтому, если человека к чему-то и призывают сейчас, то этот призыв исходит явно не от его отца, а от некоего «множества голосов», и он продолжает традицию «как все». При этом он неизбежно впадает в некую бессмысленную «Правду» большинства или «Правое дело», или «ответственность любого настоящего человека», или «патриотизм» и идёт воевать с такими же, призванными «голосами множества».

Можно проследить в себе, в своей жизни, как эти «голоса множества» проникают в наше сознание и овладевают им. Буду говорить от первого лица, чтобы было более доходчиво.

Сначала я просто узнаю о каких-то чрезвычайных событиях, которые мне не очень понятны, но они несут нечто новое, может быть, опасное, а, возможно, и что-то хорошее. Я узнаю у множества людей, что происходит. Все мне что-то говорят, высказывая своё мнение по этому поводу. В целом, из множества мнений разных людей у меня складывается определённая картина происходящего. Эта картина кажется мне вполне объективной. Ведь всё это мне говорили совершенно разные люди, которые явно не могли сговориться между собой. Я отдаю себе отчёт в том, что я сложил собственное мнение из множества объективных фактов. Во мне рождается некая очевидная для меня «правда», которая, к тому же, подтверждена представлением множества не сговаривавшихся друг с другом людей. Всё становится мне очевидно настолько, что меня даже удивляет, почему вообще существуют люди, которые видят ситуацию по-другому. Более того, меня это не просто удивляет. Меня это бесит. Ведь они же слепцы. Не может нормальный человек не видеть очевидную правду и нести какую-то безусловную ахинею. Скорее всего, этих идиотов запрограммировали какими-то средствами массового зомбирования. В довершении ко всему, я узнаю, что кого-то из «наших» убили. Теперь я уже не уверен, надо ли спасать от зомбированности этих тварей.  Они уже перешли черту, а значит, для человечества они безвозвратно потеряны. От них надо спасать мир «пока ещё нормальных людей» — таких, как я, наших людей, и нашу землю надо очистить от этой мерзости.

Тем временем, на другой стороне конфликта, точно такой же я думает всё точно так же, только о противоположной стороне.

Симметричность реакций людей с двух сторон конфликта показывает, что они находятся в эмоциональной сцепке ненависти — крайнего нежелания видеть друг друга, вплоть до стремления уничтожить противника, называя противоположную сторону «враги», а свою сторону «наши».

Вот это «наши» и «патриотизм» как-то сливаются в одно чувство долга, обязанности что-то защищать, чтобы оно продолжилось, а всё, что этому угрожает, должно умереть — уйти в какой-то свой мир. В любом случае наш мир они должны оставить. Защищать свой мир, свою землю — это дело чести и достоинства любого правильного человека, особенно, мужчины. Так свойственно думать «любому нормальному человеку». Да, это справедливо для любого обычного человека, который привык эмоционально реагировать на всё происходящее. Когда разум теряет меры, и голова перестаёт понимать, тогда единственной истиной становится чувство справедливости в груди, чувство гордости и достоинства без какого-либо смысла. Если человек ассоциирует все ценности своей жизни с тем, что у него в груди, он поведётся на эти «голоса множества», приняв их за свой долг.

Такое поведение естественно для большинства людей и возбуждается множеством. В нём нет ничего нового. Его просто использует в своих интересах небольшая кучка людей, которые точно знают, чего они хотят, и которые не находятся в эмоциональном экстазе. Они разумны. Но их интересы имеют отношение только к ним. План провоцирования нужной реакции публики, мотивирования множества обычных людей на определённые решения и действия уже отработан в тысячелетиях. У этих людей работает голова, а не грудь. Разум — более высокая функция, чем эмоции. Пусть сейчас власть принадлежит одним людям, в другое время — иным. По сути неважно, кому. Главное, что они разумно продолжают то, что досталось им от их отцов. Они продолжают свой Род, пользуясь своим разумом, а лишь потом чувствами. Они не позволяют своим чувствам и эмоциям закрывать свой разум от их Рода, от их отцов и расходовать себя не на свой Род, не на своих отцов.

Неспособные пользоваться разумом для различения своего Рода, своего высшего Духа, и следования ему будут вовлечены в не свою войну. Они даже могут быть направлены чужим Родом на разрушение самих же себя, своей семьи, своего дела.

Даже сейчас, читая эти строки, ты можешь думать про других, что это они обмануты кучкой людей, но никак не ты.

Поэтому давай вместе с тобой проверим, не вовлечены ли мы в защиту чужих ценностей.

Например, если бы ценностью, порученной мне моим отцом, была земля, тогда буквально,  а не аллегорически, отец сказал бы мне: «Вот тебе, сынок, земля наша, которую мой отец — твой дед — берёг для своих детей и внуков, которая кормила даже наших прадедов и их семьи. Храни и ты её, землю нашу матушку, от разных лихих людей, которые захотят забрать её у рода нашего. Защищай её, чтобы и детям твоим, и внукам тоже было где жить, и от какой земли питаться».

Если в политическом конфликте каких-то сторон лично моя частная собственность не страдает, тогда принимать участие в нём, пока только с материальной точки зрения, — глупость.

Или же отец передал мне не что-то материальное, а, например, мастерство, навык. Тогда он сказал бы мне: «Передал я тебе, сынок, мастерство, которым владел мой отец — твой дед и отец отца моего. Всех наших предков кормило это мастерство. Пусть оно кормит и тебя, и детей твоих. Поэтому будь благоразумен, учи своих детей этому мастерству, охраняй его от лихих людей, которые могут захотеть забрать его секреты или учить твоих детей чему-то другому, а не этому ценному мастерству, которое оттачивалось во многих поколениях нашего рода».

Если в политическом конфликте каких-то сторон лично моё мастерство не страдает, ничего не угрожает моим детям перенять у меня это мастерство, тогда становиться на какую-либо сторону политического конфликта — глупость.

Или отец мне передал статус, определённое положение в обществе, которое велел мне не только поддерживать, но и повышать, чтобы люди уважали наш Род всё больше и больше, чтобы слава нашего Рода росла, и он становился более влиятельным среди людей. Тогда мои дети и внуки получили бы больше влиятельности в обществе, у них было бы больше возможностей проявить силу нашего Рода и соединиться с более высокими Родами.

Если в политическом конфликте каких-то сторон моему статусу, полученному от отца и деда, ничего не угрожает (тем более, если никакого статуса нет), то нет и причины принимать участие в политическом конфликте даже вниманием или мыслями. Сначала стань хоть кем-то, чтобы хотя бы начать чувствовать, кто ты такой в обществе людей, чтобы люди подтвердили твой статус, и только тогда ты сможешь его усиливать и позаботиться о передаче его своим детям.

Например, какому-то олигарху есть что защищать во время политического конфликта. Это могут быть и материальные ценности, и статус — влиятельность в обществе. Он будет заинтересован привлечь на свою сторону как можно больше вовлекающихся людей, готовых защищать свой несуществующий, выдуманный статус от умозрительного, придуманного кем-то врага.

Статус также можно получить от вышестоящего человека, а не от общественности. В этом случае ты просто выполняешь свою службу по отношению к вышестоящему, и это будет твоими действиями по поддержанию твоего положения в его структуре. Если политический конфликт угрожает твоему вышестоящему, тебе есть за что бороться, — за Род вышестоящего. Тут всё чисто и разумно.

Или, возможно, отец передал мне знание неких закономерностей, по которым что-либо случается в этом мире — движутся материальные ценности, что-то производится, сходятся и расстаются люди, привлекаются какие-то силы. И тогда он сказал бы мне: «Сынок, я дам тебе что-то самое главное — набор определённых принципов, которые я получил от своего отца, а он — от своего. Знание этих принципов может помочь тебе, и твоим детям, и внукам благополучно жить, строить свою семью и поддерживать гармонию в отношениях, вести своё дело и быть в нём успешным, понимать суть вещей  и когда-нибудь прийти к Богу».

Политический конфликт каких-либо сторон никак не может помешать мне продолжать знать эти принципы или закономерности, хранить их у себя в семье или в своём кругу людей и передавать в поколениях.

Наконец, может быть так, что мои отцы передали мне опыт связи с высшим существом — нашим Родом, — и велели передать опыт дальше в поколениях. Это уж точно никак не связано с тем или иным политическим конфликтом.

Ложный, то есть пустой патриотизм — это когда кому-то удалось призвать человека не к его долгу отцам, или же к долгу не его отцов, или просто к какому-то красивому представлению, названному «патриотизмом».

Патриотизм — наш долг Роду, он не имеет никакого отношения к современному государству с его административными границами. Современное «государство» — далеко не Родовая структура. Оно не только не способствует культуре Предков, но и активно разрушает её. А если и служит какому-то Роду, то мы не знаем, какому именно. Этот Род не берёт на себя ясную ответственность за свой народ и поэтому является Тёмным.

Границы какого-либо современного государства также не имеют никакого отношения к Предкам кого-либо из нас. Земля административно поделена  и реально управляется неизвестными нам силами, но явно не теми, кто становится пешками в политических конфликтах. Даже если административно какие-то земли и перейдут в ведение другого государства, от этого не изменится ничего. Тем более, что практически во всех странах действуют очень схожие законы, существует очень похожая культура с такой небольшой разницей, за которую не стоит убивать друг друга. Мир во всех уголках становится однообразным. Это показатель того, что всю Землю захватывает не какая-то отдельная страна или тиран, а некая общая непонятная Сущность, которая устанавливает свою систему права и контроля за его выполнением.

Разумом мы можем различить эту тонкую Сущность, глобализирующую весь мир. Эмоциями же мы можем только убивать друг друга в бессмысленной войне, оставив своих детей в рабстве совершенно не у тех, против кого воюем.

Надо ясно отдавать себе отчёт в том, что для нас есть ценность, которую мы получили от своих Отцов. Если обмануться в вопросе определения нашей Ценности, можно отдать свою драгоценную жизнь за пустышку, и ещё и детям показать пример, как сгорать ни за что.

Чтобы культивировать и хранить свои родовые ценности, их нужно сначала воссоздать в соответствии с сутью нашего Рода. Общих форм сейчас предлагают много: обрядность, воспевание гимнов, танцы, костры, хороводы с бубнами. Это красивая форма, больше имеющая отношение к народным традициям, а не к Роду. Смысл Родовой ценности необходимо ещё осознать, выделить из всех этих форм, и начать культивировать, прежде всего, в себе самом, в своём деле и в семье.

Ничего не производящий и непонятно что защищающий «патриотизм» может быть поводом только для детей из пионерского лагеря, чтобы играть в «Зарницу», — подраться, посоревноваться, с кем-то повоевать по условному поводу. Страстные игры в «патриотизм» у оставшихся детьми взрослых приводят к трагедиям. Это очень похоже на то, как молодые люди придумывают себе историю про свою «высшую любовь» и потом, надумав трагедию, выбрасываются из окон. Они тоже жертвуют жизнью. Но ради чего? Только взрослые люди могут понять — ради ерундовой, дешёвой страсти, которая эмоционально накручена, и ничего более. Но незрелая личность с упоением приносит себя в жертву ради чего-то пустого.

Если кто-то ставит политические вопросы выше понимания принципов и закономерностей, он даже не заметит, как начнёт подгонять знания, принципы под своё эмоциональное политическое представление.

Утверждать правоту или неправоту той или иной политической стороны (или страны) — значит, показать себя одержимым страстью человеком.

Международный или политический конфликт просто использует двойные стандарты главного закона страны или международных законов, которые можно интерпретировать не однозначно, а по-разному, в зависимости от интересов той или иной стороны. Тогда и возникают ситуации, когда в выигрыше оказывается тот, кто сильнее. Причина юридических конфликтов — неясный, неопределённый договор сторон, не имеющий никакой силы и никаких оснований для своего выполнения. В такой ситуации в игру могут включиться манипуляторы общественным мнением и призывы к «патриотизму» — к эмоциям слабых разумом людей.

Политика — это шахматная игра, из-за которой часто гибнут люди. Если кто-то берёт на себя смелость или наглость играть в эту игру — это его личное дело. Все эти игры и войны — это уровень страсти отношений между людьми. Кто-то играет на собственную жизнь и вовлекает в трагедию жизни других людей — это его карма.

Если жить ради Знаний, то нельзя быть лично на чьей-либо стороне страсти — конфликта. Стал на какую-то из сторон — остановился в Знании, и тешишь свои эмоции, свой эгоизм.

Для обеих сторон, находящихся в страстной любви или ненависти, — это их трагедия, их болезнь. Болеть за футбольную команду либо за какую-то сторону в войне — это одна и та же трагедия, только масштаб её разный.

Большинству людей так легко эмоционально вовлечься в конфликт потому, что из всего населения людей зрелых для уровня Знания — не более 6%.

Если мы хотим следовать за Знаниями, то футбол и политика с войной должны остаться под нами. Они ни в коем случае не должны становиться рядом, тем более, вмешиваться в наши отношения.

Если кто-то допустил в себя страсть ненависти к другому человеку или народу (повод или причина не имеют значения), он болен страстью души. Рекомендация таким людям: если можете, немедленно выбирайтесь из этой ужасной душевной болезни, не потакайте ей в себе и не втягивайте в неё других. Все политические конфликты — это борьба за природные и человеческие ресурсы тех, кто стоит у власти на Земле. Их цели — низшие по отношению к человечеству. Поэтому постарайтесь держать все политические вопросы не в своей голове, тем более, не над головой, там, где место Высшему, а ниже себя. Грудь — это допустимая область для эмоциональной нетерпимости. Хотя это и вредно для сердца, но тешит эго того, чей разум слаб. Идеальное же место для всех вопросов политики, личных и международных конфликтов — под стопами, в низшем мире.

Просмотры (1136)

Создатель и руководитель Центра экспертных решений DhanuR, специализирующегося на индивидуальном консультировании с акцентом на кризисных ситуациях. Классическое высшее образование и посвящение в древние традиции знания Востока Олег сочетает при глубоком исследовании любых систем — бизнес, объединение людей, их отношения или идеи — с естественными способностями йогического знания — внутреннего видения интересующего вопроса или предмета.

Добавить комментарий

Ваш email адрес опубликован не будет.

*

Последние публикации в сфере ˚ Социум

whose-children-are-these

Дети — чьи?

По тому, как мы отвечаем на вопрос, чьи дети, видно то, каким
Подняться вверх